Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

У дивизии «Эдельвейс» (первая горно-стрелковая дивизия), которой командует Ланц, в рядах армии рейха есть традиционный соперник — четвертая горно-стрелковая дивизия, возглавляемая его австрийским коллегой Карлом Эглзеером. Эти люди совершенно не похожи друг на друга. Ланц тщеславен и суетлив, он пользуется любой возможностью направить донесения в генштаб или фюреру и преуспел в этом: его карьера развивается стремительно, менее чем за два месяца он получает два повышения и весьма завидное звание кавалера Железного креста с дубовыми листьями. Эглзеер же представляет собой более классический тип военного, он гораздо более сдержан. Разница в стилях поведения этих двух людей проявляется особенно ярко, когда наступает время пожинать лавры. В день восхождения Ланцу потребовалось всего несколько часов, чтобы обнародовать свою «повестку дня» (Tagesbefehl). В ней он восхваляет успехи своей единственной дивизии, не стесняясь использовать при этом самый цветистый язык; ясно, что он заранее долго обдумывал каждое слово: «Впервые в жизни немецкие горные части захватили вершину, превосходящую самую высокую гору в Европе более чем на 800 метров.

Как и я сам, вся дивизия гордится этой героической битвой против ожесточенно сопротивляющегося противника, а также и грандиозным подвигом, одержанным в условиях тяжелейшей местности и климата. Таким образом, на той территории, где мы ведем военные действия уже многие годы, первый же штурм ледяных вершин Кавказа нашей первой горной дивизией обеспечил торжество свастики и нашего “Эдельвейса” над советской звездой.

Тем самым вы, мои горные стрелки, предоставили мне возможность предложить Фюреру назвать самую высокую вершину будущей Европы “пиком Адольфа Гитлера”.

Да здравствует “Эдельвейс”! Heil dem Fuhrer! Ланц»3.

Его коллеге Эглзееру потребовалось четыре дня, чтобы составить собственную Tagesbefehl. Он подчеркивает заслуги всех подразделений, способствовавших успеху восхождения, напоминает об усилиях и трудностях, которые ждут его солдат в предстоящих сражениях, а в конце скромно пишет: «Убежден, что вы выполните порученные вам высокие задачи и одержите победу. Эглзеер».

Именно во избежание слишком явного соперничества и ревности между подразделениями генеральный штаб решил поручить осуществление операции «Эльбрус» специальной бригаде офицеров и солдат, сформированной из представителей двух дивизий — первой и четвертой. Командовать операцией поручено капитану Гроту. Прежде всего, он страстно любит горы и увлекается альпи-низмом. «Когда я размышляю об этом деле, — пишет он, — то не Понимаю, в чем мои заслуги. Как альпинист я ничем не отличаюсь от других солдат этой элитной дивизии, у меня нет никаких особенных военных заслуг. Я скорее гражданское лицо, надевшее солдатскую форму по необходимости, и единственное, о чем я мечтаю, так это с достоинством вернуться здоровым и невредимым к жене и детям и снова заниматься своей профессией»4. И, говоря о задаче, стоящей перед ним в районе Эльбруса, он уточняет: «Это долг каждого солдата, приходящего без приглашения в чужую страну, даже если в его личную задачу не входит ничего иного, кроме как любоваться красотой этой страны»5. После войны эти комментарии и далеко не воинственный характер Хайнца Грота навлекут на него упреки и осуждение со стороны союзов ветеранов альпийских стрелков.

В 1992 году, когда Германия и постсоветская Россия решат в знак восстановления дружеских отношений отметить пятидесятую годовщину битвы за Эльбрус совместным восхождением бывших противников, все отметят отсутствие Хайнца Грота, заслужившего презрительное прозвище «вертишейка» (по названию птицы с чрезвычайно гибкой шеей)6. Праздник удастся на славу, на вершину Эльбруса будут водружены два национальных флага, но бывший капитан сочтет благоразумным остаться дома.