Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

И тем не менее, выбор не случайно падает на капитана Грота. Он не только хорошо ориентируется в горах и умеет карабкаться по крутым склонам; он хорошо говорит по-русски и прекрасно знает этот район, поскольку еще в предвоенные годы исходил его вдоль и поперек. Еще и сегодня в Баксанской долине, у подножья кавказского великана, живет память о приходе колонны солдат под командованием Грота. «В начале августа 1942 года я сидел высоко в горах, недалеко от домика Кругозора (наблюдательного пункта, станции прибытия фуникулера на склоне Эльбруса, будущего опорного пункта немецкой обороны осенью 1942 года), — рассказывает Гази Хаджиев, в то время — молодой чабан, а сейчас — учитель-пенсионер, живущий в долине. — Вдруг вдали показался человек, одетый в зеленую форму. Он стал подходить ко мне. Потом за ним показались еще двое, трое, их было много. Наконец, я смог разглядеть их красивые фуражки. Увидев меня, они закричали: “Эй, мужик, иди сюда!” Я подошел. “Ты местный?” Человек отлично говорил по-русски. Я ответил, он спросил, где можно найти воду.

Летом тут есть вода, метрах в ста от хижины. Зимой-то тут один снег. “Почему ты ходишь за водой так далеко?” — спросил этот человек, когда я пошел к хижине. Он прошел несколько десятков метров, там была навалена куча камней. “Помоги мне”, — сказал он, и мы вместе сдвинули несколько огромных валунов. Из-под них с громким бульканьем вырвалась струя воды, протекла примерно метр и снова ушла под землю. Источник! “Я завалил этот источник в тридцать девятом году”, — с улыбкой сказал человек. Это был капитан Грот. В течение двух лет он изучал эту местность, и у него были очень хорошие карты. До войны можно было купить только карты, выпускавшиеся “Интуристом”. Но немецкие спортсмены раздобыли военные карты. Потом, в качестве туристов или даже инструкторов, они прошли по всем перевалам, побывали в Марухском ущелье, в долине Клухора и Теберды, у Эльбруса, так что местность была им хорошо знакома»7.

В свою специальную высокогорную группу Грот отобрал двенадцать офицеров, тринадцать унтерофицеров и двадцать пять рядовых из горных дивизий. От всех потребовали доказательства опыта восхождения, брали лишь тех, у кого в активе было несколько «четырехтысячников». В группу вошли: капитан Макс Геммерлер, незадолго до этого прошедший ускоренный курс изучения истории Кавказа в мюнхенской библиотеке; Эуген Хоф, фотограф генштаба, автор подлинных фотографий, сделанных на вершине Эльбруса; Карл фон Краус, один из асов немецкого альпинизма, недавно отличившийся на нескольких вершинах Гималаев; Йозеф Мартин Бауэр, скромный журналист и писатель, который после войны прославится в Германии книгой «Докуда смогу дойти»8. Вообще-то, Йозеф Бауэр не входил в элитные части, но как человек, информированный о задаче, возложенной на Грота, и получивший задание описать происходящее, он приложил все усилия, чтобы войти в состав группы. Командир отнесся к этому скептически. Ему не хотелось бы, с сарказмом объяснил он, «лично дописывать последние фразы в главу, которая будет отведена Бауэру в истории современной литературы». В дневнике Йозефа Бауэра, опубликованном в 1950 году, рассказывается, как по пути к предгорьям Эльбруса он всячески пытался убедить Грота в своих способностях альпиниста и выносливости. «Задача становилась все более трудной, — пишет он, — так как во время подъемов мне приходилось постоянно разговаривать, чтобы доказать, что я дышу правильно, не испытываю ни малейших затруднений при восхождении и у меня не учащается сердцебиение»9.