Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Свидетельства советской стороны по поводу этого эпизода найти крайне трудно. Два наиболее полных, появившихся через тридцать-сорок лет после событий, все же весьма осторожны и уклончивы. Историк из Нальчика Олег Опрышко восстановил ход событий во время битвы за Эльбрус в течение осени и зимы 1942 года, тщательно опросив десятки свидетелей, которых ему удалось найти по объявлениям в советских газетах. Тем не менее, он уделяет буквально несколько строчек истории с захватом «Приюта Одиннадцати» и сосредотачивает внимание на обитателях маленькой соседней метеостанции, «Приюта Девяти», — двух метеорологах и радисте.

Утром 17 августа, пишет он, метеоролог Алексей Ковалев находился в «Приюте Одиннадцати». «Еще утром Ковалев заметил большую группу, вышедшую с перевала Хотю-тау. Судя по всему, они направлялись к Эльбрусу. Ковалев, разумеется, не сомневался, что это немцы, поскольку в сообщениях Совинформбюро, которые он регулярно слушал по радио, говорилось о тяжелых боях в районе Черкесска и Минеральных Вод (у подножья Кавказских гор). Позже, когда люди подошли ближе, Ковалев убедился, что они одеты в иностранную форму и вооружены. Это были немцы. Оставив наших солдат, занимавших позиции у окон с винтовками в руках, Алексей, не имевший оружия, бросился к метеостанции, где находились его супруга Зоя и радист Кучеренко. Надо было их предупредить, а также разрушить все оборудование и радиостанцию.

Через несколько минут до них донеслись звуки выстре-лов, взрывов гранат и пулеметных очередей — наши бойцы вели неравный бой. Потом все стихло. Вскоре Ковалев, его жена и Кучеренко услышали немецкую речь, и в помещение станции вошли гитлеровцы. Назавтра, после допроса, всех троих отправили в Баксанскую долину»19.

Через несколько лет после Опрышко свои воспомина-ния записывает знаменитый альпинист Александр Гусев, официально признанный героем битвы за Эльбрус. Его информация чуть более точна, однако и в ней есть подоз-рительные умолчания. Дело происходит в 1970 году, еще в период правления Леонида Брежнева — бывшего политкомиссаром в войсках, сражавшихся на Черном море, которому нравится, чтобы события на Южном фронте были представлены как этапы решающих и славных побед Красной армии. «Рано утром 17 августа, — сообщает Гусев, — метеорологи и радист, зимовавшие на станции, увидели поднимавшихся со стороны “Старого Кругозора” (расположенного на полпути к долине) нескольких наших бойцов. Это была группа разведки. Около десяти часов утра, когда расположились позавтракать на скалах у станции, они заметили, что с перевала Хотю-тау движется колонна вражеских солдат. Когда егеря скрылись за ближайшим склоном, метеорологи и бойцы, учитывая неравенство сил, решили спуститься в Баксанское ущелье, захватив с собой наиболее ценное оборудование. Их союзниками оказались облака, прикрывшие склоны. Люди вошли в облака и двинулись вниз, в обход “Старого Кругозора”, не замеченные егерями»20.

В долине, где собирались беженцы, пытавшиеся перейти перевалы, царил хаос. Местные воинские подразделения, захваченные врасплох событиями, пытались оказать им содействие, а также эвакуировать стратегически важную руду, добывавшуюся в шахтах чуть ниже в долине, и наладить оборону и разведку. Некоторые патрули, совершавшие обход на противоположных склонах у подножья Эльбруса, также отмечали, что слышали выстрелы со стороны долины. Но стрелять вполне могли советские солдаты — либо во время спуска, либо несколькими часами позже, когда немцы, не останавливавшие наступления, захватывали обсерваторию, расположенную на середине склона. Гази Хаджиев, пасший в то лето стада на окрестных лугах, категоричен в своих утверждениях: «Немцы взяли базу без стрельбы. Без единого выстрела! Те, кто говорит подругому, врут. Я это знаю, я там был»21.