Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Однако с этих пор имам становится уже не просто героем, а героем, чудом спасшимся, ускользнувшим по воле Господа от неверных. Его эпопея переросла историю и вошла в легенды, чтобы навеки остаться там. Третий имам по-прежнему жив. Да, он был разбит, но, несмотря на бойню в Ахульго, не побежден. Потеря второй жены, Джаварат, и младенца Саида, сестры и большинства лучших друзей, пленение старшего сына Джамалуддина лишь укрепили в нем ненависть к русским и жажду мщения. Священная война продолжалась.

Сдерживая свое разочарование, Граббе докладывает Головину: «Положение Шамиля, — пишет он, словно пытаясь убедить самого себя, — весьма незавидно. Его политическое и религиозное влияние на местное население полностью утеряно»15. Та же мысль повторяется и в отчете о событиях, отправленном в Петербург. Имам описывается в нем как бродяга, «бессильный и не имеющий пристанища», чья «голова уже не стоит больше ста дукатов»16. Царь Николай встречает эти новости с определенным недоверием. «Очень хорошо, — говорит он, узнав о взятии Ахульго, — но жаль, что Шамилю удалось уйти. Должен признать, я опасаюсь новых происков с его стороны… Посмотрим, что уготовило нам будущее»17.


2

Столетняя война

К моменту сражения за Ахульго волнения на Кавказе не давали покоя России уже в течение более шестидесяти лет. В скрытой форме война вошла отдельной строкой в бюджет империи еще в 1777 году, в виде новой статьи ежегодных расходов: две тысячи серебряных рублей на «выкуп христиан, захваченных горскими народами, по большей части уже очень давно»18.

Христиане, о которых идет речь, — казаки, живущие на берегах Терека, реки, пересекающей равнины у подножья Северного Кавказа и впадающей в Каспийское море. Эти солдаты-крестьяне живут в степях и лесах кавказских предгорий с середины XVI века.

Ощущение неуверенности и бесконечные волнения, вспыхивающие в этом регионе, кажутся при дворе особенно опасными и необъяснимыми, если учесть, что эта территория, как и вся восточная часть кавказского массива, уже прочно вошла в состав империи. Речь идет не о приграничной области, власть над которой оспаривают другие державы, а об официально присоединенных землях, находящихся в глубине российской территории.

Пользуясь слабостью Османской империи и чрезмерными амбициями Персии, российская держава перешла Кавказский хребет и присоединила к себе либо на добровольной основе, либо силой оружия христианскую Грузию, азербайджанские ханства Баку и Карабаха, а также Армению, ранее оккупированную соседями-турками или персами. Закавказье (или Южный Кавказ) находится в руках России с начала XIX века, и это обеспечивает новому сюзерену контроль над богатыми долинами Грузии и над торговыми путями, ведущими в Центральную Азию и на Ближний Восток. Новые владения империи простираются далеко на юг, так что создается впечатление, будто горные области, занятые чеченцами, народностями Дагестана, кабардинцами или черкесами, то есть непокоренные мусульманские регионы, оставлены за спиной словно забытые анклавы. В то время как шах в Тегеране или султан в Константинополе отказались от сопротивления, дикие горцы выражают готовность противостоять генералам, только что одержавшим победу над Наполеоном.

Как такое могло случиться? Почему эти крестьяне так упорно сопротивляются наступлению России, несущему с собой просвещение? Санкт-Петербург возмущен. В 1816 году, всего через несколько месяцев после окончательного разгрома вернувшегося Наполеона, Александр I, в славном ореоле своей великой победы, решает покончить с существующей аномалией и восстановить порядок в этой части своей империи. Его терпению пришел конец. Осуществление задачи поручают генералу Алексею Ермолову — ему всего около сорока лет, но это — прославленный полководец. Он руководил наступлением на Париж, а после смерти таких выдающихся деятелей, как маршал Кутузов и генерал Багратион, именно Ермолов считается самым знаменитым и блестящим персонажем в российской армии. Правда, это не мешает злым языкам в столице говорить, что задача, возложенная на генерала, — всего лишь средство, с помощью которого царь хочет удалить от двора чересчур резвого молодого военачальника, чья популярность может представлять угрозу для режима. Ермолов узнал о своем назначении из газет: по меньшей мере невежливое поведение в отношении человека, который стольким пожертвовал ради отчизны. Далекий Кавказ — это отличное кладбище для чрезмерных амбиций и слишком блестящих карьер.