Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Путь очень труден, на самых крутых участках возникают проблемы со спуском неподвижно лежащего Шпиндлера. Бауэр больше не может идти. Каждое препятствие вызывает у него только одно желание — скатиться вниз по склону. Но Кремер крепко держит его. Колонна еще раз сбивается с пути, и в конце концов Грот поручает капитану Геммерлеру из подразделения 4-й дивизии, первым оказавшемуся на вершине, довести всех до базы и доверяет ему выбор направления. Под командованием Геммерлера основная группа к вечеру доходит до «Приюта Одиннадцати», опередив даже заблудившуюся головную группу. Последний час превратился в настоящую пытку: каждый опирался на плечо идущего впереди, люди с обмороженными руками брели в тумане, прислушиваясь к сигналам горна, которые регулярно подавал один из оставшихся на базе, чтобы задать направление. На перекличке не досчитаются одного человека — он вернется назавтра, проведя ночь на леднике в полном одиночестве.

В этот вечер и на следующий день на базе не заметно никаких признаков торжества. В радиограммах из диви-зии говорится о «нарушениях субординации», офицеры поговаривают о возможных санкциях. Новичок Йозеф Бауэр даже опасается, что его могут обвинить в дезертирстве за то, что он решил попытать счастья в горах вместо того, чтобы следовать исходным приказам. «В этот

момент, — вспоминает летописец экспедиции, — мне все было глубоко безразлично. Потому что, вернувшись с горы, я чувствовал себя трупом»27.

Да и в Берлине этот подвиг не сразу получает должное признание. В конце августа генеральный штаб постепенно начинает осознавать, что наступление на горные перевалы не достигнет цели. Конечно, взятие многочисленных высокогорных перевалов — это важный успех. Но вот-вот пойдет снег, передвигаться по дорогам уже не так легко, как можно было надеяться по донесениям разведки и по картам. И, самое главное, не хватает возможностей, чтобы обеспечить снабжение и позволить достаточному количеству альпийских стрелков продвинуться на той стороне хребта и спуститься по южному склону. В этих обстоятельствах новость о высокогорной экспедиции на Эльбрус приходит совершенно не вовремя. В день покорения Эльбруса, 21 августа, Хельмут Грайнер, фиксирующий происходящее в верховном командовании вермахта, пишет: «Операции Группы армий “А” на Кавказе сильно замедляются из-за дождей и снегопадов. Фюрер крайне недоволен медленным продвижением через перевалы и настаивает на решительной перегруппировке войск, прежде всего корпуса альпийских стрелков»28. Альберт Шпеер, архитектор Третьего рейха и министр вооружений при фюрере, также описывает в мемуарах этот период: «Конечно, это была ненужная операция, мелкая по своим масштабам, к которой следовало относиться лишь как к авантюре, затеянной альпинистами-энтузиастами. Мы все опасались этого поступка, который казался нам малозначимым и не могущим иметь последствия. Я часто видел Гитлера в гневе. Но редко какая-либо новость настолько выводила его из себя.

Он бушевал несколько часов, словно эта затея разрушила весь его план кампании. Прошло уже много дней, а он все еще с возмущением упоминал при каждой беседе об этих “проклятых альпинистах”, которых следовало бы предать “военному суду”. В разгар войны они пошли на поводу у собственной гордыни, возмущался он, и полезли на какую-то идиотскую вершину, хотя им было приказано сосредоточить все силы на Сухуми. Вот как исполняются его приказы!»29 Гитлер находится в своей Ставке в Виннице, на Украине, откуда руководит всеми операциями на русском фронте. Находящийся рядом с ним в эти летние дни генерал Йодль разделяет негодование фюрера и объясняет своим подчиненным на Кавказском фронте, что основное усилие непременно должно быть направлено против советских войск на Черном море, причем горные перевалы надо пройти для того, чтобы ударить с тыла. Высокогорный стрелковый корпус, продвинувшись до Эльбруса, чересчур отклонился к востоку. По мнению фюрера, говорит Йодль генералу Рудольфу Конраду, командующему горными войсками, «стрелковые дивизии думают лишь об альпинистских подвигах, а остальное их не интересует»30.