Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

В гонке к вершинам, разворачивающейся по обе стороны горного хребта, Красная армия терпит поражение. И августа, после трехдневного изнурительного подъема по горным тропинкам, солдаты кавалерийской части (!) добираются наконец до перевалов Донгуз-орун и Бечо, основных проходов на юг, а также до многих других перевалов, расположенных дальше к востоку и временно остающихся в стороне от пути альпийских стрелков. «Там их ожидали, — пишет Опрышко, — разреженный воздух, горная болезнь, мороз, камнепады, грозы, а вскоре — и сходы лавин, а от них требовали как можно скорее адаптироваться к этим условиям, чтобы встретить элитные горно-стрелковые подразделения противника»39. Среди солдат, внезапно переброшенных в горы, был и Артем Иванченко. «В середине августа мы получили приказ выступать, — вспоминает он. — Нам выдали паек: по нескольку килограммов галет, восемьсот граммов консервированной селедки и триста граммов сахара на человека.

Считалось, что этого должно хватить на десять дней, но уже через несколько дней припасы подошли к концу, и каждый пытался прокормиться тем, что находил в лесу и на полянах по дороге вверх. Однако куда более страшное испытание ждало нас, когда мы дошли до ледника. Нам было трудно дышать, воздух стал разреженным, было холодно, мы хотели есть. Выданные нам знаменитые английские ботинки с толстыми подошвами никак не подходили для подъема к перевалу. Кожа на подметках оказалась гнилой, и обувь разваливалась на глазах. Многие из нас остались в одних портянках, а снабжение запаздывало. На перевале не было леса, а шинели не держали тепло. Нам выдали по килограмму-полтора баранины на человека, но мы не имели возможности ни сварить, ни поджарить ее, и приходилось есть мясо сырым. Так мы в темноте добрались до вершины. На рассвете мы увидели над своими головами пулеметные гнезда немцев. Начался бой, многие их наших товарищей так и остались на этом перевале»40. Немецкие части, натренированные весной в Альпах, давно прошедшие испытание огнем, обуты в специальные альпинистские ботинки, у них есть теплая одежда, палатки, спальные мешки, индивидуальные спиртовые грелки, солнцезащитные очки. В их снаряжение входят ледорубы, крючья, веревки, самые разные штычки, все необходимое для оказания первой помощи, они обеспечены высококалорийным питанием.

«Ситуация в специально подготовленных войсках и в Красной армии складывалась несколько по-разному», — сдержанно отмечает альпинист капитан Александр Гусев. Действительно, на советском склоне не у всех солдат есть ручные пулеметы, они обуты в традиционные для русских крестьян валенки или в ботинки из похожего на картон кожзаменителя. Их продовольственные пайки никак не обеспечивают достаточное количество калорий, которое позволило бы людям, брошенным на произвол судьбы, выжить на высоте 3500 метров.

Кое-как доведя своих солдат до перевалов, советские офицеры решают действовать самым простым образом: они занимают позиции непосредственно на перевале, вместо того чтобы укреплять и защищать противоположный склон, как это предписывают правила ведения войны в юрах. За пределами собственно перевала никакого периметра обороны не обеспечено. «В результате, — пишет после войны маршал Андрей Гречко, — не только мелкие группы, но и достаточно крупные подразделения противника получили возможность дойти до перевалов и атаковать наши части, не будучи обнаруженными. Кроме того, часто на перевалах оставляли только наблюдательные посты, тогда как гарнизоны располагались в пяти, а то и в двадцати километрах, в необитаемых хижинах или в пастушьих селениях на южных склонах массива»41.