Рейтинг@Mail.ru

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА

Эрик Осли: ПОКОРЕНИЕ КАВКАЗА 2018-04-05T14:03:15+00:00

Дорога превращается в настоящую бойню, животные скользят и с криком срываются в пропасти, люди падают в снег. Однако пять тысяч человек, в том числе более трехсот тяжело раненных, все же уходят от немцев. Через ледники на Южный Кавказ удается перегнать двадцать восемь тысяч коров, коз и овец и вынести шестнадцать тонн стратегических металлов.

Все это происходит еще в августе, но и тогда люди на ледниках замерзают или заболевают. А вскоре выпадает первый снег. Защитников перевалов зима застает врасплох. «Удерживать позиции было очень трудно, даже не находясь под огнем противника, — свидетельствует историк Гнеушев, записавший сотни рассказов бойцов, сражавшихся на перевалах, чтобы воссоздать картину происходившего. — Когда началась настоящая зима, люди, впервые в жизни оказавшиеся на такой высоте, поняли, что ничего подобного они раньше не переживали. Солдатам приходилось патрулировать перевалы днем и ночью. И каждый из них тратил основные силы на то, чтобы вернуться на базу. Офицеры Титов и Коваленко [командовавшие обороной Марухского перевала] вспоминают, что видели, как внезапно падали солдаты с почерневшими от ветра лицами. Многие замерзали насмерть и даже вмерзали в снег»43.

Некомпетентность, неспособность прогнозирования, неумелые действия. Этот суровый приговор удается прочитать даже между строчек. И, что еще хуже, в паническом бегстве к вершинам офицеры, совершенно не знакомые с географией региона, забывают о существовании многих перевалов первостепенной важности или просто не замечают их. «Незнание местности и отсутствие в войсках людей, знакомых с местными условиями, привели к тому, что перевалы Басса и Чипер-Азау остались открытыми, — пишет Опрышко. — Проходы в горах в районе Хотю-тау и Чипер-Азау, позволяющие перейти через хребет с севера и выйти на юге к Сванетии, остались вне поля зрения генштаба и не были учтены при планировании обороны»44.

Последствия не заставили себя ждать. Через несколько дней немецкие горные стрелки выходят на вершины хребта сразу во многих точках. 16 августа советский генштаб внезапно узнает, что бои ведутся одновременно на нескольких перевалах. В глубине долины Теберды, притока Кубани, протекающего к западу от Эльбруса, немцы подошли к началу серпантина, проложенного к Клухорскому перевалу и обеспечивающего проход к заросшим лесом долинам, спускающимся к Сухуми, крупному городу на побережье Черного моря. Это — один из наиболее удобных перевалов, он находится на высоте всего лишь 2186 метров. Строительство старой военной дороги на Сухуми было начато еще в царское время: армия прорубила проход в горах, чтобы иметь прямой доступ к театру военных операций против черкесов. Позже было решено переделать его в дорогу, позволяющую передвижение транспорта в течение почти всего года. Масштабные дорожные работы велись долгие годы, и в конце XIX века многие европейские путешественники имели возможность наблюдать за ними. Впрочем, после окончания войны с черкесами и высылки почти всего населения из этого района интерес к сложной и дорогой в содержании дороге стал угасать. «Строительство хороших дорог не входит в число достоинств русских», — отмечал в ходе своего первого путешествия в 1868 году Дуглас Фрешфилд.

Спустя почти век ситуация не изменилась. На старых картах, которыми располагают немцы, указана дорога, проходимая для повозок, однако никто не знает, в каком состоянии она в действительности находится. Главнокомандующий высокогорными войсками генерал Конрад в первый же вечер прибывает на место, чтобы лично оценить проходимость пути. «Я навел справки по поводу дороги к перевалу, — пишет он в воспоминаниях. — Имеющиеся данные говорят о том, что ее ширина допускает проезд повозок, но мне сообщили, что в некоторых местах она обрушилась, а за перевалом продолжается в виде тропы для вьючного скота. Надо узнать, расширяется ли она далее к югу. Это важный, очень важный вопрос»45. Чтобы обеспечить проход, в дело сразу пускают три батальона дорожных рабочих из инженерных войск; предполагается, что работы займут три недели.