Рейтинг@Mail.ru

Эвлия Челеби. Книга путешествия

Эвлия Челеби. Книга путешествия 2018-04-05T14:06:48+00:00

Есть санные корабли, оборудованные как конюшни со стойлами, как комнаты, сооруженные из множества досок и снабженные печами, как кухни и отхожие места. А так как корабли находятся на ледяном море, то на них нет ни руля, ни весел, ни гребцов. Имеются только пять-десять, в зависимости от назначения [санного корабля], кяфиров, которые управляют парусами. А на носу каждого корабля, с обеих сторон, на досках, похожих на кяфирские скамейки, сидят двое кяфиров. У обоих в руках находятся длинные пики, похожие на железные копья с якорями на концах.

Когда корабли пускаются в путь, громоподобно хлопнув парусами-циновками, то, для того чтобы своевременно повернуть нос корабля, эти двое кяфиров, в руках которых находятся пики, втыкают их в лед, и нос корабля поворачивается в выбранном ими направлении. Корабль управляется пиками, находящимися в руках у этих двух кяфиров. А если корабль нужно остановить, то для этого на носу корабля по обеим сторонам имеются отверстия с небольшую конскую голову. Тотчас вышеупомянутые кяфиры, в руках которых находятся подобные пикам шесты с якорями, вставляют их в те два отверстия. Когда пики с якорями ударяются об лед, якоря застревают в нем; корабли останавливаются. Тогда те рогожные паруса надлежит свертывать.

А если бывает встречный ветер и кораблю становится невозможно двигаться по льду в желаемом направлении или же вовсе нет ветра, а тихая погода, тогда по десять-пятнадцать матросов на каждом корабле берут в руки те пики с якорями на концах. Сначала кяфиры выстраиваются по обоим бортам корабля и высокими голосами хором кричат: «Иисус и Иисус Мария, милостивый Христос, святой Никола, святой Касым, святой Исуп 6, Никола и святые угодники!» И когда они ударяют об лед пиками, которые находятся у них в руках, их корабли летят как птицы, еще быстрее, чем с помощью рогожных парусов, ибо снизу корабли подбиты расположенными в ряд чистыми свиными зубами, а под ними подобное хрусталю ледяное море.

Корабли развернулись. Все войско, посол, я, ничтожный, со всею свитой и сопровождавшими, со всеми нашими грузами и поклажей разместились в этих корабельных санях. Обжарили на кострах кебаб. Кяфиры выпили водку-горилку и напитки пиво и мед, уселись в украшенные крестами корабли, пальнули в знак торжества из пушек и ружей и пустились в путь по тому будто хрустальному ледяному морю, подобно стрелам, выпущенным из тугих луков. По милости бога, мой корабль понесся как молния, а корабли с баранами, быками и повозками, подаренными калмыцким шахом, быстро остались позади.


Выехав оттуда, в тот же день [мы прибыли в крепость Токай-керман].

Это также деревянная крепость на берегу Дона, прочная вследствие своей шестиугольной формы. Здесь другое гетман-ство и капитанство. Протекает Дон, а на суше стоят сто штук кораблей — русских чаек. [Эта крепость] также с самого начала принадлежит московскому королю. И из этой крепости нам салютовали, пальнув из пушек и ружей. Было устроено обильное угощение. Капитан и гетман поднесли послу и мне, ничтожному, многочисленные подарки. Здесь же нам предоставили другие санные корабли.
Крепость же — маленькая. В ней расположено до пятидесяти крытых тростником и камышом злополучных жилищ.

Имеется гарнизон, в котором до трехсот служилых людей. Снаружи крепости, опять-таки на берегу Дона, расположен город, в котором три тысячи домов, семь церквей и до трехсот лавок. Из-за жестокой зимы здесь также нет виноградников и садов, а лесов и окруженных плетнями огородов очень много. В этих краях московских кяфиров имеются другие говоры и слова, но имена их те же…
Ранним утром в благоприятное время мы уселись в сани, как молния вынеслись из этой крепости [и прибыли в Мужик-ровкерман].