Рейтинг@Mail.ru

Эвлия Челеби. Книга путешествия

Эвлия Челеби. Книга путешествия 2018-04-05T14:06:48+00:00

Еще и теперь здесь множество газиев-сорвиголов. А женщин и девушек здесь нет. Все здесь — безбрачные, стойкие газии. Тут поселились кетхуда Сулейман-паши, янычарский ага, а также несколько джебеджи-баши и топчу-баши.

Внутри башни имеется соборная мечеть, у которой, однако, нет минаретов. У подножия ее устроены окопы и несколько дворов. Однако из страха перед кяфирами ни один человек не имеет возможности выходить куда бы то ни было [за пределы] этого укрепления Султанийе.

По поводу мест поклонения — [гробниц] борцов за веру. Во время осады [башни] кяфирами сто пятьдесят газнев пали шехидами, они похоронены за пределами укрепления. Да помилует Аллах их всех!

Обойдя и осмотрев эту башню Султанийе, мы опять вышли на лед Дона, сели в сани, на которых возят камыш, и, направившись в сторону запада, быстро [прибыли в Азов].


Стоянка крепость Азов

Мы встретились с московским послом и вели с ним беседы. На следующий день Ак Мехмед-паша опять пригласил московского посла и Сулейман-пашу на угощение. После тра-пезы велись беседы на различные темы. В это время, 1077 (1666-67) года … месяца … дня, согласно мудрости творца, от Порога Благоденствия к Ак Мехмед-паше прибыл с хатт-и шерифом Бошнак Махмуд-ага — из числа аг Кара Мустафа-паши, каймакама Эдирне. В премудром ярлыке, шахской грамоте, было сказано: «Паша Азова. Тебе, наш верноподданный, наш дядька-кормилец Мехмед-паша. Прервав свое пребывание [в крепости], да прибудешь ты к нашему Порогу Благоденствия».

Тотчас после прочтения этих слов бедняга Ак Мехмед-паша встал, совершил двукратное благодарственное коленопреклонение, воздал тысячу похвал и благодарений. [Затем] он наградил бедняков, пожертвовав семь верблюдов [с поклажей]. Тогда московский посол опечалился и сказал: «Ну а я с кем же здесь останусь? Прошу вас [позволить] не разлучаться с вами, чтобы я отправился вместе с вами». На это Ак Мехмед-паша сказал опечаленному послу: «Я оповещу моего падишаха о том, что ты собираешься прийти. [Потом], когда от моего падишаха поступит распоряжение насчет тебя, ты придешь вслед за мной. К тому времени погода станет мягче, наступят весенние дни. И ты прибудешь собственной персоной». Тогда посол поднялся и ушел к себе в резиденцию.

Я, ничтожный, сказал Ак Мехмед-паше: «Султан мой, у этого посла тысяча вооруженных кяфиров — хорошие спутники для вас. Если возьмете их с собой, заслужите милость падишаха за то, что привели посла из Москвы». На эти мои слова Мехмед-паша ответил: «Хан мой, Эвлия Челеби! Если этот кяфир и десять лет просидит в заключении в крепости Азов на своих собственных харчах, то крепость Азов [на весь этот срок] будет в безопасности от казаков. А после этого пусть себе идет. А теперь, Эвлия, — продолжал он, — и ты готовься. Вместе со мной отправишься к [Порогу] Благоденствия. А в дороге будем вместе охотиться, предаваться удовольствиям и наслаждениям».

Тогда я, ничтожный, сказал: «Султан мой, мы встретили этого посла в области Мужик-керман Московской страны и, обязавшись следовать вместе с ним к благоденствующему падишаху, снискали уже столько несравненных благ. А теперь окажется, что мы обманули посла». Он же тогда сказал: «Ну ты [только] не говори [так] чужому! Нагулялся ты по странам неверных и, оказывается, полюбил кяфиров. Мы для тебя возьмем у этого посла разрешение [на путь следования]». С этими словами он пожаловал мне, ничтожному, сто алтунов, часы, перемену одежды, красный азовский меховой кунтуш, а всем моим гулямам и спутникам — различные одежды и подарки. После этого Мехмед-паша взял у посла пропуск для меня, ничтожного.