Рейтинг@Mail.ru

Эвлия Челеби. Книга путешествия

Эвлия Челеби. Книга путешествия 2018-04-05T14:06:48+00:00

В эти места мы вступили вместе с ханом. [Потом], пройдя четыре часа, [прибыли] к реке Кюгю, затем к реке Кегне. Эти две реки весьма близки одна к другой, обе текут в реку Кубань.

В двух часах [пути] отсюда находится место поклонения — гробница имама, борца за веру, обладателя достоинства и мужества, могучего и достославного. Эта гробница старейшины народа, полюса счастья, избранного из потомков пророка, главнейшего из чистых, величественное место обозрения, то есть место паломничества, [гробница] его светлости Пяндж-и Хасан 3 — да будет Аллах доволен им! — место почитаемое. Мы сами не ходили к этому святому месту.

А в благословенные времена к народам Дагестана, кумыкам и кайтакам 4, был отправлен посол, чтобы обратить их в лоно [истинной] веры. На основе ярлыка — шахской грамоты с приложением отпечатка благословенной правой руки — он был послан к кумыкам и кайтакам. Они же, сказав: «Слушаем и повинуемся», все удостоились чести [приобщиться] к исламу. А отпечаток благословенной руки они в этом месте положили в железную раку, эту раку поместили внутрь камня-гранита и здесь захоронили. Сверху же выстроили не-сколько великолепных зданий, устроили дворцы для гостей. Впоследствии Тимур-хан сказал: «К чему это?» — и разрушил все постройки, сровняв их с землей. Но позже падишахи Дагестана заботливо отстроили эти высокие купола.

У подножия этого места поклонения протекает река Уарп.

Эта река возникает в горах Бестак, или Бешдаг, страны Кабарды, течет на север и завершает свой путь в реке Кубани.
Весьма близко от описанного места поклонения Пяндж-и Хасан находится стоянка Беселбай. Это Пяндж-и Хасан больше, чем Пяндж-и Али 5 в Багдаде, и находится оно в пределах Кабарды.

В этих землях [вовсе] нет ни беев и правителей, ни судей и священников, ни храмов, ибо их население не является людьми Писания. Однако они очень почитают место паломничества Пяндж-и Хасан и потому превратили его [как бы] в своего правителя и судью. Если у человека украдут какую- нибудь вещь, он сейчас же ведет того, кого подозревает в краже, к [святилищу] Пяндж-и Хасан и заставляет ударить рукой в дверь гробницы. Если тот человек виноват, он боится ударить рукой в дверь, признает, что взял имущество, и добровольно отдает его хозяину. А если он не виноват, то смело ударяет рукой в дверь, и тогда его освобождают. Однако, если он виновен, но стыдится людей и смело ударяет рукой в дверь, тогда, по велению Аллаха, он сгорает, делаясь черным-пречерным, и умирает. Несколько тысяч кяфиров и мусульман похоронено перед дверью этого здания. Говорят, что та доска от двери этого здания, по которой ударяют рукой, — доска от ковчега его светлости Нуха 6.

Восхваление очертаний здания Пяндж-и Хасан. Это место паломничества сынов человеческих посреди ровного, обширного луга, усыпанного тюльпанами, превратилось как бы в великое множество высоких небесных сфер. Среди больших деревьев, под сводами величественного, освещенного лучами купола в раке из белого мрамора, как рассказывают, в особой металлической шкатулке помещены сомкнутые священные руки имама Хасана. Все четыре угла этой мраморной раки накрыты всевозможными кожами и шкурами ланей. Однако при этом святилище никого из высокопоставленных духовных глав дервишей нет.


Свойства великих собраний вокруг святого места Пяндж-и Хасан.

В этом умножающем радость, изумительном месте раз в год, в месяце теммуз 7, в тени растущих на равнине вокруг этого святилища громадных деревьев — творений [самого] бога — собираются сотни тысяч торговцев, паломников и других божьих созданий из Хннда и Синда 8, Балха 9 и Бухары, Хатая и Хотана 10, Чина и Мачнна 11, Московии и Швеции, Булгара и Туркмении, Казакин и Кракова, Чехии и Польши, Австрии и Англии, Нидерландов, Гданьска и Дании, а также из Аравии и Ирана. Они разбивают шатры, палатки, [натягивают] тенты, [делают] навесы. В усеянной тюльпанами степи [словно бурлит] человеческая река. Сорок дней и ночей длится торг Пяндж-и Хасан: все товары выносятся на площадь дружбы, покупаются и продаются. Ни один не взглянет со злым умыслом на товары другого, воровства нет и в помине. Однако в другое время племя черкесов так и стреляет глазами — [где бы что] своровать.