Рейтинг@Mail.ru

Эвлия Челеби. Книга путешествия

Эвлия Челеби. Книга путешествия 2018-04-05T14:06:48+00:00

Кроме того, здесь есть босые и простоволосые могучие аскеты, беспорочные нищие наставники и странствующие в бедности благочестивые дервиши, которые, будучи духовно слитыми с Аллахом, ведут беседы о воздержании и подвиж-ничестве. Совершив поклонение одному из преемников на-ставника ходжей и великого предка персидских шахов, его светлости шейха Софи 22 — шейху Шерими-султану, они вновь вкушают яблоки, выросшие в садах их желаний, [и отдыхают] в тиши плакучих ив.

Здесь есть особо чтимые, познавшие Аллаха дервиши-наставники. Если какой-нибудь человек обратит взор на сия-ние их красоты и совершенства — смятение охватит его. Среди правоверного мусульманского суннитского населения, относящегося и к ханифитскому и к шафиитскому толкам, есть факиры с характером падишаха и умом Аристотеля. И когда османский везир по имени Ферхад-паша завоевал эту крепость Баку, он предоставил этим факирам в изобилии пищу и питье кухни Кей-Кавуса23, приготовленные из своих продуктов.

Затем, в один прекрасный день простившись со всеми фа-кирами и бакинским ханом и сказав: «Уповаем на милосердного бога!» — мы снова двинулись в путь на корабле. Снова взволновалось и загрохотало бурное Каспийское море, и вот однажды нас прибило к берегу.


Описание иранского владения — великого города Гиляна

От века и доныне он принадлежит Ирану. Однако раз или два племя туркмен и племя казаков Москвы, прибыв на судах, захватывали этот город. Теперь он является отдельным ханством в составе Ирана. Хан его, по имени Сафи Кули-хан, распоряжается войском из семи тысяч избранных дар- хуканов, ясаулов, туркмен и гёк-дулаков. В этой земле нет кумыков, индийцев, кайтаков, лезгинов и кахтание. Однако здесь много представителей народов могол и богол, карата- як, багаджак и иман-садак.

Очертания города Гиляна. На берегу залива в восточной части Каспийского моря, в нахие Шабуран, имеется плодородная равнина. На равнине расположена большая часть предместий города— крупного порта. Все вместе, в совокупности, они составляют десять тысяч построек, побеленных известью, каждая — для [отдельной] семьи. [Здесь] имеются еще другие чиновники: один калантар, один даруга, один кадий, один начальник порта и один ясаул-ага. А в черте этого города насчитывается 76 михрабов и прежде всего соборная мечеть …

В окрестностях этого города Гиляна мы осмотрели несколько городов, крепостей и селений, после чего снова погрузились на корабль, сказали: «Да будет нам всяческое добро!» — и в подобающий день отплыли, полагаясь на мудрость творца.

Как ни прошу, как ни молю,
А нет того, что надо:
Попутный ветер кораблю —
Нечастая награда!

В таком смысле посовещались мы и решили: «Если ветры будут неблагоприятными, то давайте-ка направимся мы к противоположному берегу — к Астрахани и Бату-хану». Неумолимая стихия опять понесла нас на кыблу, [прибила] к берегу Каспийского моря в пределах Дагестана, и на третий день [мы оказались у устья реки].


Стоянка у реки Ланлы-Севинч

Достигнув берега, мы бросили якорь и расположились на отдых. Это проклятое Каспийское море не похоже ни на Черное, ни на Красное, ни на Средиземное моря, ни на Персидский залив. Это море небезопасное: на нем совсем отсутствуют острова, близ которых можно было бы укрыться.

Выше, в нашем втором томе, уже описаны свойства существ, обитающих в этом море. Плавая по нему на кораблях, мы, однако, [в то время] не испытывали мучений и тягот, беспо-койства и изнеможения. Зато теперь я благодарил Аллаха [за спасение]. Дело в том, что я вообще не испытываю удовольствия от морских путешествий, а потому не видел таких стран, как Алжир, Тунис, Триполитания и Хиндустан. С помощью благодати божьей это, возможно, еще осуществится.