Рейтинг@Mail.ru

Эвлия Челеби. Книга путешествия

Эвлия Челеби. Книга путешествия 2018-04-05T14:06:48+00:00

Этому народу, татарам, неизвестны разрешение, запрещение и тому подобные вещи. Все у них дозволено: так что, какая бы ни была живая тварь с текущей в жилах кровью, они ее, несомненно, едят. А хлеба они не едят — если случится им поесть хлеба, то он у них прилипает к желудку, и они умирают. Еда, которую они больше всего любят, — это конина. Некоторые из татарских племен варят конину, некоторые же потребляют ее сырой, выпустив кровь. Вместо воды они пьют бузу, кобылье молоко, кумыс и молоко верблюдиц, ибо кони и верблюды у них — без счета.

У этих татар Сарая — значительные различия в языках, они понимают друг друга только с помощью переводчика. Среди этого народа, татар, совершенно отсутствуют злословие, ложь, клевета и тому подобное. Ведь вот откуда берется ложь: кто-нибудь боится другого человека или же правителя, оттого и лжет. Они же вовсе никого не боятся и не страшатся, потому и не находят нужным лгать. Они даже не знают, что такое ложь.

Во все времена года они потребляют разнообразные холодные кушанья. Вследствие того что они не едят горячего, у них не бывает различных болезней — это народ, крепкий телом. И все татары — привычные обитатели степей: они кочуют с арбами, в которые впряжены верблюды. Со времен Чингисхана этот народ превратился в правоверных и единобожцев ханифитского и шафиитского толка. Однако этот народ, татары, хотя ему присущи некоторые из упомя-нутых моральных качеств и хотя он отличается некоторыми из этих свойств, склоняется и к исполнению суннитских обрядов ислама, и к неверию, [пребывает как бы в раздвоении]. Часть этого татарского народа является быстрой словно ветер, дерзкой, любящей охоту. Они и украшены достоинствами мусульманской веры, и остаются во мраке неверия и заблуждения.

И вот сей народ, татары, вторгшись в страны христианских народов — непокорных казаков, поляков, чехов, шведов, московитов, мужиков 16, краковцев, трансильванцев, срединных венгров, курус 17, австрийцев, голландцев, в течение месяцев и лет предавали разграблению эти страны и области, населенные неверными, ударяя саблями гнева и остроконечными мечами — распорядителями доли, которая предначертана внезапно выявляемой судьбой, а то, что уцелело от мечей неверных — детей и взрослых, — вереницей, одного за другим, приводили в страны ислама, за что были удостоены почестей ислама. Ибо эти ногай-татары города Сарая постоянно кочуют в степи Хейхат и пленников, попадающих к ним, передают в руки ногай-татар, живущих в земле черкесов, а те переправляют пленников в страну Крым.

Как-то и я, ничтожный, в 1050 (1640-41) году 18, в правление Ислам-Гирей-хана, вместе с Субхан-Гази-агой из Крыма, со ста тысячами татар, мчащихся словно ветер, с шестьюстами тысяч арабских коней-аргамаков скакал двадцать дней н двадцать ночей до самого берега [Атлантического] океана. Мы совершили набег на страну короля шведов, разграбили и разорили ее и увели сорок две тысячи пленников. Надо сказать, что в ту пору кардаш-казаки еще и в самом деле были братьями татар, именно с их помощью мусульмане — борцы за веру сумели дойти до Швеции и захватить трофеи.

Так что сей татарский народ является для стран, населенных неверными, словно бы великой моровой язвой: ведь этот татарский город Сарай появился в самом центре таких стран, и татары во все стороны скачут на конях, нападая на неверных. Однако на страну короля Москвы они [теперь] не нападают, ибо последний является их собственным королем.