Рейтинг@Mail.ru

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа 2018-04-05T14:05:21+00:00

Моя бонна, чтобы укротить мой дикий нрав и научить сидеть спокойно, после школы давала мне для заучивания наизусть много стихов; я должен был рассказывать их перед ужином, иначе я его не получал, но моя превосходная память всегда меня выручала.

В начале 1808 г. отец перебрался в Ганау, и я стал посещать тамошние школы. Здесь я впервые услышал греческую и римскую историю, эти уроки стали самыми любимыми. Свое свободное время я занимал чтением описаний путешествий, и мое желание побродить по свету проснулось. «Робинзон Крузо» и «Путешествия Кука вокруг света» были моими любимыми книгами. Тайно на чердаке читал я также романы о рыцарях и разбойниках, например, такие как «Фридрих с прокушенной щекой», «Гаспер со шпагой», «Адольф Раугаф фон Дассель», «Ринальндо Ринальдини», «Абелино — знаменитый разбойник» и т. д., с восхищением изучал я и вольтеровскую «Историю Карла XII», «Историю Петра Великого» и другие исторические книги.

В Ганау в 1811 году умер мой младший брат, смерть которого я принял очень близко к сердцу.

В прекрасные летние воскресенья мы с друзьями бродили по окрестностям, а ежегодные народные праздники в близлежащем лесу Ламбау до сих пор остаются одними из самых приятных моих юношеских впечатлений. 13 июня — День освобождения Ганау (в 30-летней войне со шведами) от осады императорских войск, генерал которых — Ламбау от отчаяния, что не смог взять город, в этом лесу взорвал себя бочкой с порохом. Все население Ганау 13 июня отправлялось в прекрасный дубово-буковый лес с закусками и напитками и праздновало дотемна, а мы, мальчишки, были как в раю.

Будучи любознательным мальчиком, я часто посещал многочисленные мастерские золотых дел мастеров, в большинстве своем французов, потомков гугенотов, которых эдикт Нанта изгнал из Франции, и которые осели здесь и до сего дня сохранили язык свой и обычаи.

После ранней смерти моего отца в мае 1812 г., который скончался от упадка сил, опекун отдал меня в частное учебное заведение в Оффенбахе, неподалеку от Франкфурта-на-Майне, к профессору Гилле. Здесь жила сестра моей так рано умершей матери, она была замужем за добропорядочным человеком, фабрикантом карет — Диком, кареты которого пользовались европейской славой, так как были прочны и элегантны.

Тетя отнеслась ко мне с материнской нежностью, и я многим обязан этой превосходной женщине. В Оффенбахе в то время жили люди, которые были знакомы с Гете; после написания своего труда «Правда и вымысел» он проводил там иногда свободный денек или вечер со своей Лили. В этом маленьком пропыленном городке можно было встретить приятное общество, живущее духовной жизнью и любящее музыку. У профессора Гилле, учеником которого я стал, я усовершенствовался во всех науках, занимался латынью (до Овидия и Горация), рисованием, естественной историей, физикой, французской литературой, а под руководством профессора Ланглуа (тоже эмигранта) — географией и историей.

В 1812 году впервые увидел Всемирную историю Беккера, которую я буквально проглотил, особенно «Одиссею» и «Илиаду», обработанные для юношества. Мы, мальчишки-ученики, восхищались «Илиадой», многое знали наизусть, делали шлемы и щиты из картона, мечи и копья из дерева, делились на греков и троянцев, брали себе имена знаменитых героев Троянской войны и в свободные часы яростно сражались в саду и просторных дворах учебного заведения, в честь божественного певца — Гомера.