Рейтинг@Mail.ru

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа 2018-04-05T14:05:21+00:00

Я взял дрожки, чтобы разыскать моих родственников, которые жили у Сухаревской башни, доехал, и был принят обоими братьями — Франсуа и Теодором де Куртене — очень радушно.

Здесь я также встретил своего кузена Владимира — симпатичного юношу 16 лет, наставником которого я позднее стал. Дочь моего дяди — Зинаида, воспитывалась в Екатерининском императорском пансионе. Я решил с ней познакомиться, для чего, однако, нужно было сначала получить разрешение директрисы этого заведения — генеральши фон Крок. Когда швейцар впустил меня в дворцовое здание, я очутился в большой узкой галерее, в которой прогуливались около сотни девочек от 12 до 18 лет, все одинаково одетые. Согласно обычаю, каждая из них при моем поклоне обращала ко мне лицо и вежливо кланялась, скрестив при этом руки на груди.

Эта новая для меня церемония так меня смутила, что я покраснел и вынужденно улыбнулся, что заставило девочек улыбнуться в ответ, а затем и рассмеяться, и, с этим веселым смехом, ко мне подошла моя кузина, милая девушка 17 лет, с великолепными глазами и жемчужными зубами. По русскому обычаю, я поцеловал ей руку, а она меня в щеку — и так мы познакомились. В Москве я оставался целый год, чтобы усовершенствоваться в русском языке, математике и рисовании, а затем прошел еще курс французской литературы, русской истории и географии. Моя жизнь была приятной, но однообразной, я был очень занят, изучал обычаи, привычки и язык моей новой родины, поскольку в 1824 г. в Москве я принял русское подданство и официально получил права гражданства.

Вначале мне все было чуждо: одежда, жилища, византийский стиль многочисленных церквей и монастырей и т. д. Меня в высшей степени заинтересовал Кремль с его дворцами и редкостями с пятьюстами французскими пушками 1812 года, обширные базары, где были представлены все богатства Востока и Запада, сам город с его живописными видами и большими садами, а также чудесные окрестности. Мне нравились экипажи, запряженные четверкой лошадей и с форейторами, а позже — прекрасные сани; к тому же, ко всему привыкаешь, как и к суровым зимам, зимой 1823 — 24 года в некоторые дни мороз был 30° ниже нуля по Реомюру.


Первая служба на инженерном поприще, вторая поездка в Одессу, научная экспедиция в Румелию и переход в Генштаб 1825 — 1830 гг.

 

Императорский институт Путей сообщения был создан благодаря императору Александру I. Он имел намерение после заключения Тильзитского мира направить многих образованных русских офицеров в Политехническую школу в Париже, чтобы там они изучали искусство строительства путей сообщения. Но Наполеон предложил нашему императору послать для этих целей в Петербург четырех отличных офицеров из этой школы. Этими офицерами стали: Базен, Потин, Дестрем и Фабрэ.

Новый институт был создан по образцу Парижской политехнической школы Воспитанники жили в городе и посещали лекции профессоров. Первым начальником этого учреждения был герцог де Волант (1812 — 1816), затем испанский генерал де Бетанкур (1817 — 1823), а при моем поступлении — дядя императора, герцог Александр фон Вюртемберг, брат царицы-матери Марии Федоровны. Занятия велись на французском языке, и сыновья лучших русских семей должны были выдерживать конкурс, чтобы поступить в этот институт. В результате странной случайности, именно в год моего поступления в институт форма воспитанников была изменена и вместо офицерского мундира, хотя и без эполет, шляпы с перьями и шпаги, мы получили кадетскую униформу, мне дали серебряную кисть да полусаблю. Вместе со своим двоюродным братом я поступил сначала на второй, а несколькими неделями спустя был переведен на третий курс.