Рейтинг@Mail.ru

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа 2018-04-05T14:05:21+00:00

Позднее, за право обладать этой землей, богатой всевозможными сокровищами, спорили византийские греки и монголы, персы и турки, пока, наконец, русский орел не пролетел победоносно над снежными вершинами Кавказа, и границы империи не расширились до берегов Аракса и покрытой снегами вершины Арарата.

Не страсть к завоеваниям двигала русским правительством, не желание овладеть все новыми районами, а безопасность границ империи потребовала вмешаться в судьбу кавказских земель, потребовала откликнуться на призыв о помощи, протянуть защищающую руку, и из арены столетних сражений и грабежей создать земли цивилизации и мира.

Персы, турки и разбойничьи горские народы ссорились из-за того, кому владеть закавказскими землями и грабить их. Шах Аббас, прозванный Великим, превратил большую часть земель, лежащих по эту сторону Аракса, в пустыню, чтобы помешать туркам нападать на Персию с этой стороны; он разрушил цветущий город Джульфа, лежавший на левом берегу Аракса, населенный армянами, и переселил жителей — 30 тысяч человек — в пригород Исфагани, который до сего дня носит название Джульфа и населен потомками переселенных туда в то время армян. Надир-шах поработил и разграбил Закавказье до Дербента, а после 1795 года евнух Ага-Мухаммед-хан совершил набег на Тифлис, разграбил и разрушил столиц)

Грузии и увел 20 тысяч ее жителей в рабство в Персию. Крепость Ахалцых на севере Карса была издревле большим разбойничьим гнездом, куда сгоняли на продажу всех захваченных в плен турками и лезгинами грузин, имеретин и мингрел обоих полов, а затем оттуда их увозили во все концы Турецкой империи, используя в качестве рабов, а девушками пополняли гаремы. По данным причинам эти несчастные земли потеряли значительную часть своего населения, в то время как ремесла и торговля были в упадке, а христианское население находилось в постоянном страхе перед враждебными набегами.

Не удивительно, что уже в 1783 г. Ираклий II — царь Картли и Кахетии, попросил Россию о защите и дал клятву на верноподданство царице Екатерине II. В результате этого, в годы правления Павла I, 18 января 1801 г. вся Грузия была включена в состав Российской империи. Это должно было залечить глубокие раны этой расшатанной и несчастной христианской земли. Таким же образом, при правлении Александра I, 2 декабря 1803 г. Мингрелия, в 1805 г. Карабах и Ширван присоединились к Империи. По мирному договору с Персией в Гюлистане 12 октября 1813 г., Араке стал границей между Персией и Россией, а в результате Туркманчайского мирного договора 10 — 22 февраля 1828 г. Персия уступила России Нахичеванское ханство и Эривань. Наконец, посредством Адрианопольского мирного договора

2 сентября 1829 г. России был отдан Ахалцых — это разбойничье гнездо, вместе с Ахалкалаком.

Но, со вступлением во владение Закавказскими землями, российское правительство приняло на себя тяжелую ответственность и множество трудностей, сопряженных с отражением частых нападений персов и турок, а также горцев, особенно лезгин, а также с подавлением частых возмущений мусульманского населения этих земель.

Поскольку с 1799 по 1815 г. Россия принимала участие в военных событиях в Европе, она не могла обратить внимание на новоприобретенные кавказские земли и должна была, особенно в 1811 — 1815 гг. ограничивать свое присутствие здесь. Тем не менее, из кавказских войск вышли герои, покрывшие себя бессмертной славой. Так, например, П.С. Котляревский — сын русского священника, со своим маленьким геройским отрядом блестяще отбивал нападения персов, турок и горцев, а в 1811 г. победил персидскую армию под командованием шаха Аббаса-Мирзы при Асландусе. Во время ожесточенного боя при штурме и взятии крепости Ленкорань (на юго-западном берегу Каспийского моря) в январе 1813 г. он был тяжело ранен, стал калекой и должен был оставить службу. Он умер только в пятидесятых годах в Крыму, а в свое время одно его имя наводило такой ужас на персов, что персиянки усмиряли своих непослушных детей словами: «Тише, Петр Степанович идет!»