Рейтинг@Mail.ru

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа 2018-04-05T14:05:21+00:00

Генерал Котляревский со своим маленьким геройским отрядом в 1500 человек приступил к штурму и 31 декабря издал свой последний и такой знаменитый лаконичный приказ: «Завтра с рассветом начнется штурм. Отступления не будет. Кто отступит, будет казнен». Штурм начался 1 января 1813 г. на рассвете, и после трехчасового ужасного сражения русское знамя развевалось над башнями и стенами Ленкорани, 2500 персов со своим командиром вместе со всеми офицерами остались на поле битвы, остальные сдались. Только личное мужество и энергия Котляревского, выдержка и стремительность отважных войск смогли преодолеть ужасный штурм, но и потери были велики: 16 штабных и старших офицеров и 325 воинов остались на поле боя, и число раненых было не меньшим.

К сожалению и Котляревский окончил здесь свою военную карьеру; во рвах крепости, ведя своих солдат на штурм, он получил выстрел в щеку, который раздробил ему челюсть и сделал мужественного героя непригодным к дальнейшей службе. За двойную победу при Асландусе он получил чин генерал-лейтенанта и георгиевский орден третьего класса за мужество; за штурм Ленкорани такой же орден второго класса; редкую награду, но достойную его. Котляревский пережил на 40 лет завоевание Ленкорани; он умер в Крыму в 1852 г. после многолетних, ужасных страданий. Ему удалили 40 костных осколков из головы, и он называл себя живым трупом. Его имя и его дела бессмертны в анналах Кавказа.

Мой товарищ по службе капитан Демьян Искрицкий служил раньше при Генштабе гвардии, но замешанный в историю 14 декабря 1825 г., он был отправлен в гарнизон Орска на реке Урале, затем переведен в Кавказскую армию в 42-й егерский полк, где граф Сухтелен (тогда, в 1826 г., служивший под командованием графа Паскевича) опять отправил его в Генштаб. Он с отличием участвовал в персидском и турецком походах, был очень образованным офицером и отличным человеком; у нас завязалась тесная дружба, которая, к несчастью, была прервана его ранней смертью (1831 г.).

Князь Абхазов покинул Пятигорские воды во второй половине июня, сопровождаемый нами и сотней линейных казаков. Мы ехали по степям и пашням, полям Большой Кабарды, где во многих местах травы были так высоки, что всадник верхом пропадал в них. В первые дни нашего марша мы не видели Кавказских гор, поскольку небо было закрыто облаками. Только когда мы пересекли Малку у Екатеринодара и позже переночевали в станице Пришибской, небо стало проясняться. Когда в 5 часов на следующее утро я встал и вышел во двор дома, где ночевал, я онемел от удивления и восторга: передо мной, как гигантская стена, возвышалась чудесная цепь Кавказа во всей своей красе, освещенная лучами утреннего солнца.

Никогда не забуду минуты, когда я впервые увидел Кавказ. Различные цепи его были окрашены в разные цвета от темно-зеленого до ослепительно белого: оба гиганта Эльбрус (18571) и Казбек (16553) возвышались над остальными снежными вершинами. Как уже сказано, Кавказ с севера выглядит как стена и поскольку

Кабардинские и Ногайские степи имеют мало возвышенностей и простираются в длину и ширину на 250 и более верст, то мало какая горная цепь выглядит так импозантно, как Кавказская, если смотреть с севера. Ее южные склоны и ущелья, хотя и тоже грандиозные, менее живописны и протянулись через большую часть Грузии до Армянских гор. В крепости Владикавказ на Тереке мы подготовились к предстоящей экспедиции. Войска собрались: 2 батальона Севастопольского полка, 4 роты 39-го и 40-го егерских полков, 5-ый и 6-ой Кавказские линейные батальоны, 200 линейных и астраханских казаков, общим числом 2065 человек, и с ними — 4 трехдюймовых горных пушки и 4 маленькие мортиры.