Рейтинг@Mail.ru

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа 2018-04-05T14:05:21+00:00

Церкви, которые мы посетили, были выстроены в византийском стиле; можно было увидеть только остатки иконостаса, алтаря и греческих крестов, а также барельефы над входом, представляющие богоматерь. Горцы несколько боятся этих развалин и смотрят на них как на святые места. Рисунок развалин церкви Таргима я, к сожалению, потерял.

17 июля обе объединенные колонны начали свой обратный марш на Терек; погода, до сих пор хорошая, превратилась в туман и дождь. Во время марша через горы и долины было сожжено село Суван, жители которого не послали ни старейшин, ни заложников в лагерь при Таргиме. Когда 18-го мы подошли к разрушенному селу Обин, авангард был обстрелян из единственной неразрушенной башни, стоявшей на краю глубокого ущелья и имевшей три этажа. Похожие башни в 4, 6, 8 этажей мы часто видели в горных селениях. Они служат убежищами населению во время многочисленных стычек (село против села или племя против племени). Башни строятся из обломков скал и больших камней, скрепленных глиной, они имеют четырехугольную форму и похожи на пирамиды. В нижнем этаже нет двери, вход находится на втором этаже, куда забираются по лестнице, которую потом втягивают внутрь башни.

Упомянутая башня была немедленно окружена нашими егерями с трех сторон, в то время как остальные войска стали лагерем вне досягаемости выстрелов из башни. Поскольку наши трехдюймовые горные орудия были не в состоянии пробить бреши в башне, а князь хотел доказать горцам, что подобное убежище мало поможет им против наших войск, он дал мне задание взорвать башню порохом. Для этих целей при войсках было шесть бочек пороха по 3 пуда каждая.

В то время как егеря открыли огонь по бойницам башни, откуда время от времени раздавались выстрелы, которые убили двух лошадей и ранили несколько солдат, я с тремя саперами приблизился к подножью башни, чтобы выбрать подходящее место и заложить заряд. Как было выше сказано, башня стояла над пропастью и с трех сторон была недосягаема, в то время как с четвертой стороны была построена маленькая сакля, которая служила стойлом для овец. В этой сакле я мог работать без помех и немедленно начал подкапывать фундамент башни, чтобы подготовить камеру. Работа была очень тяжелой, потому что мы должны были ломами расшатывать большие камни и откатывать их прочь, она закончилась только рано утром 19-го.

Однако на рассвете я приказал принести бочку пороха, чтобы заполнить камеру Когда ингуши, проводники нашей колонны, увидели бочонок, который понесли к башне, они с любопытством спросили, что все это значит, и недоверчиво рассмеялась, когда им сказали, что «маленькой бочки хватит, чтобы разрушить башню». Они посчитали наше объяснение чистейшей нелепицей и задумчиво качали головами, однако позже, к их большому удивлению и испугу, убедились в правоте наших слов. В это время защитники башни продолжали свою редкую стрельбу, ругали солдат на хорошем русском языке; показывали через верх башни деревянные бочки с бузой, неким подобием пива из пшена, и чуреки (хлеб) и кричали нам, что у них достаточно этих продуктов.

Не без основания они подозревали, что что-то делается против башни и швыряли большие камни на крышу сакли. Когда камера была заполнена, я обложил бочонок пороха камнями и навозом, наполнил маленький деревянный желобок, который я случайно нашел в сакле, порохом, чтобы он послужил запалом, уложил большие камни, скрепленные навозом перед отверстием камеры, отрезал кусочек фитиля, чтобы по моим часам рассчитать время горения, затем приказал охотникам медленно отползти от башни, отослал также моих саперов и остался у заряда один, воткнув в ее запал трут; затем быстро удалился от башни, сопровождаемый выстрелами из нее, и доложил князю, что через полторы минуты мина взорвется.