Рейтинг@Mail.ru

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа 2018-04-05T14:05:21+00:00

Между тем, войска без приказа построились и с нетерпением ожидали успеха моей ночной работы. Тишина царила в течение минуты. Никто не говорил ни слова. Поскольку по моим расчетам порох должен был уже взорваться, я уже было собирался вернуться к башне и посмотреть, что случилось, когда с громоподобным грохотом мощная башня рухнула и камни высоко разлетелись во все стороны. Густое облако пыли поднялось вместе с пороховым дымом и стократное эхо взрыва вернулось ото всех гор и скал. Солдаты прокричали громкое «Ура!» и ринулись на дымящиеся развалины рухнувшей башни, начали разбрасывать черные от пороха камни, сначала нашли разбитое ружье, затем широкий обоюдоострый кинжал, затем обрывки одежды, разом закричали: «Мы нашли одного, может быть он еще жив», разбрасывали камни дальше и действительно вытащили из-под мусора огромного человека, полностью черного от пыли и пороха с разбитыми, окровавленными головой и руками.

Вначале он был без сознания, только жалобно стонал; его перенесли в лагерь, промыли водой раны и порезы, дали напиться. Постепенно он пришел в себя и рассказал, что поднимался со второго этажа на третий, чтобы посмотреть, по какой причине егеря и офицер отошли от башни. В этот момент здание рухнуло, накрыв руинами всех, мы его освободили, но люди в нижнем этаже были все раздавлены. Позже стало известно, что этот человек был ужасным разбойником и главой зачинщиков; его звали Маркус Вехаев, он довольно хорошо говорил по-русски, на следующий день уже шел своими ногами с нами, конечно же связанный, и позже вместе с другими зачинщиками был сослан в Сибирь.

Весть о взрыве этой башни быстро распространилась в горах и произвела большое впечатление на их жителей, которые увидели, что их башни не смогут больше их защитить и вскоре перестали искать в них убежища. Во всех селах на обратном пути, кроме разрушенных Обина, Сувана и Байна мы встречали жителей вместе со стадами, состоящими в большинстве из овец и коз. Войска соблюдали строгую дисциплину и никого не обижали и не грабили. Я посещал многие сакли и видел женщин, которые пекли хлеб в горячей золе или занимались другой домашней работой. Эти жители гор живут бедно, даже убого, скотоводство и выращивание проса являются их единственными занятиями. Мужчины слишком ленивы для работы и предоставляют ее женщинам; я часто видел последних под тяжелым грузом дров или травы, карабкающихся вверх или вниз по крутым склонам гор, в то время, как мужчины дома спокойно курили свои короткие трубки, болтали и пили бузу.

Обратный марш с гор был сильно затруднен непрекращающимися дождями; узкие тропинки на склонах гор были скользкими, горные потоки вышли из берегов и стоило многих трудов переправлять через них лошадей и горные орудия. Когда мы прибыли на берег Терека 20 июня, было почти невозможно пройти по мосту, река переполнилась и ужасно бушевала, мост еле держался и позже был снесен потоком.

Мы стали лагерем на левом берегу на Большой военно-грузинской дороге, и я вспоминаю, с каким удовольствием мы ели шашлык (кусочки баранины, жаренные на вертеле) и пили огненное кахетинское вино. Мы спали в бивуаке и были насквозь промокшими, и, поскольку не было ни малейшей надежды, что погода переменится, было невозможно в таких условиях проникнуть в Тагаурские горы и князь отдал приказ возвращаться во Владикавказ, чтобы дождаться там хорошей погоды и только тогда выполнить вторую часть нашей экспедиции.