Рейтинг@Mail.ru

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа

Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа 2018-04-05T14:05:21+00:00
  1. христианскую (две секты: греческая и армянская);
  2. ислам (две секты: Омара, или суннитов, и Али, или шиитов);
  3. идолопоклонство, или язычество.

Греческая (православная) религия распространена среди грузин, имеретин, мингрелов, тушин, хевсуров и среди части осетин.

Жители закавказских областей, начиная с Дербента, Кубы, Ширвана, Карабаха и кончая Баку, — мусульмане, они относятся к секте Али наподобие персов (они шииты). Население северного Дагестана, татары, ногайцы и трухмены — сунниты (из секты Омара); та же религия не так давно была принята черкесами, чеченцами, частью абазин, осетин и лезгин. Суннитов также много и в областях Закавказья.

Идолопоклонство распространено у абазин, осетин, кистинских народов и у некоторых лезгинских племен. Евреи, называемые здесь уриями, рассеяны в небольшом количестве по всему Кавказу.

Все собственно кавказские народности некогда исповедовали христианство. У них еще встречается много развалин древних храмов и остатки христианских обычаев. Лишь в конце прошлого века черкесы и чеченцы изменили религию под влиянием проповедей известного лжепророка шейха Мансура. Они восприняли ислам секты Омара, но не стали лучшими магометанами, чем были христианами, поскольку большая часть жителей Кавказа не умеет ни читать, ни писать: они очень поверхностно знают законы Корана и следуют лишь советам своих фанатичных мулл, в основном турок по происхождению, внушающих им ненависть к христианам и мусульманам секты Али.

Казалось бы, для того, чтобы сделать цивилизованными этих еще полудиких варваров, можно было бы довольно просто вновь подчинить их догматам христианской религии, но для достижения этой цели нужно было бы сначала больше развить у них вкус к сельскому хозяйству, торговле, дать им почувствовать преимущества и радости цивилизации.


Образ жизни

Трудно найти на земле, которую мы населяем, народы, которые защищали бы свою свободу и независимость с большим упорством и которые в то же самое время беспокоили бы еще больше своих соседей, чем жители Кавказа. Все эти народы имеют большую склонность к войне, которой они сначала стали заниматься в силу необходимости, чтобы добыть себе средства к существованию; позднее они полюбили войну, прельстясь добычей, и, наконец, только и стали ею заниматься.

Быть храбрым и ловким воином — это, с их точки зрения, единственный способ снискать славу. Некоторые племена не ограничились разбоем или кратковременными вторжениями к своим соседям, но стали завоевателями, как кабардинцы и лезгины; все остальные, без исключения, находятся в состоянии непрерывной войны друт с другом.

Черкесы дерутся с абазинцами, кабардинцы — с осетинами и чеченцами, осетины — с кистинами; чеченцы воюют со всеми их соседями, а лезгины — с грузинами и дагестанскими татарами. Одним словом, война стала их единственным привычным занятием.

Можно подразделить эти войны на внутренние и внешние. Первые проистекают из-за взаимных обид двух племен, кровной мести; эти войны ограничиваются и заканчиваются согласно законам обычного права, которые у них существуют. Войны внешние ведутся, когда одно или несколько племен поднимаются вместе, чтобы дать отпор нападающему врагу или чтобы напасть самим на общего врага. Командование тогда достается тому, кто набирает большее число голосов; это обычно человек, чья храбрость общепризнанна, или человек выдающегося ума. Эти войны обычно ведутся ради того, чтобы попытать счастья во вражеских землях, захватить добычу и пленных.

Сто лет назад Ширван и Грузия обезлюдели в результате непрерывных вторжений лезгин. До тех пор пока не была учреждена Кавказская линия, черкесы проникали вплоть до берегов Волги и Дона и пресекали всякие отношения между Азовом, Грузией и Персией. Эти набеги давно прекратились; наши войска оттеснили черкесов в глубь гор, но каждый год они все еще пытаются удержаться, прячась по обеим сторонам Кавказа, но, в конце концов, они должны будут сдаться или умереть с голоду.