Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

На правом фланге десантной линии, напротив устья Шахе, одновременно двинулись к берегу три азовских баркаса с казаками-пластунами, вооруженных пушками, под командой войскового старшины Дьяченко.

Они сходу открыли огонь по толпам убыхов, скопившихся в гуще деревьев в самом устье р. Шахе и двигавшимся в долину с возвышенного левого берега, чем значительно ослабили этот фланг обороны убыхов.

Войска первого десантного рейса состояли из пяти батальонов, каждый численностью в 600 человек. При этом второй батальон Тенгинского полка с двумя горными орудиями составил передовое прикрытие под командой генерал-майора Капустина.

Высадка десанта у речки Шахе 3 мая 1839 года. Репродукция с картины И.К. Айвазовского

Высадка десанта у речки Шахе 3 мая 1839 года. Репродукция с картины И.К. Айвазовского


 

Третий батальон тенгинцев с одним горным орудием под командой генерал-майора Ольшевского составил левое прикрытие, а первый батальон Навагинского полка под командой полковника Полтинина — правое прикрытие. Резерв был составлен из третьего батальона Навагинского полка и сводного батальона (две роты тенгинцев и две роты навагинцев) с осталь-ной артиллерией под командой подполковника Вылазкова.

Под сильным огнем морской артиллерии убыхи оставили прибрежные окопы, которыми они укрепили все пространство между устьями рек Субаши и Шахе. Окопы эти были давно приготовлены, на возвышенных местах они представляли собой глубокие рвы, а на низменных местах состояли из двойного плетня с натрамбованной в середине землей. Убыхи отступили в ближайшие залесенные возвышения и овраги.

Едва войска первого десантного рейса успели выстроиться на берегу и выгрузить два горных орудия, а передовое прикрытие выслать стрелков с резервами, как из ближайшего леса и от подошвы возвышенности, находившейся от берега в полукилометре, на приустьевую равнину долины р. Шахе, усеянную изредка большими деревьями, хлынула огромная масса убыхов числом более 1000 человек и молча, без выстрелов, понеслась на передовое прикрытие. Впереди всех бежали несколько мулл в белых чалмах. И вдруг, со страшным визгом и гиком убыхи дерзко бросились на передовую цепь тенгинцев генерал-майора Кашутина. Под этим натиском передовая цепь прикрытия начала отходить. Минута была критическая. Но генерал Кашутин бросился в штыки со своим батальоном навстречу отчаянному неприятелю, а орудия, прикрывавшие колонну, брызнули картечью и умерили пыл атаки убыхов.

Генерал Раевский с первым десантом вышел на берег со своей свитой, которая засуетилась и заколебалась в момент решительной атаки убыхов, но сам Раевский хладнокровно курил трубку и, пуская спокойно дымок, давал необходимые короткие распоряжения. Н.И. Лорер, участвовавший в этом сражении вместе с декабристами А.И. Одоевским, М.М. Нарышкиным и Н.А. Загорецким, пишет в «Воспоминаниях»: «Я и весь отряд любовались на своего нового начальника Н.Н. Раевского. Высокий, стройный, в шарфе и с шашкою через плечо, стоял он серьезно перед рядами войска, которое готовился вести к победе. В цвете лет, с черными волосами, лежавшими на красном его воротнике, и в синих очках, Раевский на всех произвел хорошее впечатление; в фигуре его была какая-то гордость и отвага…»

В разгар этой первой ожесточенной схватки третий батальон Навагинского полка, под командой полковника Тайского, заблаговременно двинувшийся из резерва, появился на равнине из чащи леса и ударил в штыки во фланг наступавшим убыхам с барабанным боем и с криком «ура!». Одновременно, по приказанию командира Навагинского полка полковника Полтинина, майор Германе с третьей резервной Навагинской мушкетерской ротой бросился в атаку вслед за полковником Танским. Убыхи приостановились, начали отстреливаться и подались назад. Их стремительная атака была сорвана, но охваченные с двух сторон они отчаянно бились в рукопашной схватке, спокойно и организованно отступая шаг за шагом.