Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Матросы с гребных судов вслед за капитаном 2-го ранга Корниловым, капитан-лейтенантом Панфиловым и Ивановым, флигель-адъютантом Глазенапом и другими морскими офицерами, не желая оставаться в стороне от этого ожесточенного сражения, бросились на помощь в ряды сухопутных русских войск.

Между тем на левом фланге разгорался не менее ожесточенный бой. Огромная толпа убыхов лавиной хлынула с залесенной возвышенности, разделявшей долины рек Шахе и Субаши, стремясь занять террасовидное возвышение, вдающееся в море, на котором были их главные оборонительные рвы и завалы, а также почитаемый всеми окрестными горцами древний надгробный памятник (священная могила Хан-Кучий).

Однако, известный своим мужеством и военной распо-рядительностью генерал-майор Ольшевский, командовавший левым прикрытием, вовремя заметил это новое наступление убыхов и с батальоном тенгинцев подполковника Хлюпина быстро занял приморское возвышение и устремился навстречу спускавшимся с горы убыхам. Завязалась сильная перестрелка. Выгодная позиция, занятая Ольшевским и возможность использовать подвезенные к этому времени два легких орудия, позволили ему остановить наступление убыхов и на этом участке сражения, а затем и оттеснить их к окружающему лесу.

Теперь уже теснимые с трех сторон, убыхи, однако, не бежали, а медленно отступали по равнине, прикрываясь двойной цепью. Одновременно новые толпы их волнами вы-ходили из залесенного ущелья, уносили или заменяли убитых и раненых.

В это время к берегу вторым десантным рейсом пристали остальные войска, артиллерия и сводный морской батальон. Сводный пехотный батальон подполковника Данзаса сходу направился в бой для усиления авангарда, который во главе с генерал-майором Кашутиным и полковником Пол- тининым продолжал отважно наступать по шахинской равнине на основные силы убыхов, отступавших с необыкновенной медлительностью, и тем самым создававших возможность уносить своих убитых и раненых, к которым они сбегались и дрались с еще большим ожесточением, что стоило и русским войскам больших потерь.

Дойдя до намеченного рубежа (район современного автодорожного моста) на участке сужения долины р. Шахе, войска овладели прилегающими возвышенностями и прекратили преследование неприятеля. После двухчасового упорного боя сражение было выиграно.

Убыхи сделали было еще одну попытку атаковать. Продолжая сильную перестрелку, они большой толпой бросились на резерв, прикрывавший орудия у подножия горы. Штабс-капитан Щербина, командовавший батареей, подпустив их на близкое расстояние, открыл огонь картечью. Командовавшие резервом поручики Рыков и Можаров смело ударили в штыки и отбросили наступавших; при этом оба офицера были тяжело ранены.

После этого убыхи ограничились одной перестрелкой, но продолжали ее упорно с окрестных возвышенностей, особенно в долине Субаши.

Айвазовский, находившийся с Лазаревым и Раевским на линейном корабле «Силистрия», с войсками второго рейса отправился на берег. Все его вооружение состояло из пистолета и портфеля с бумагой и рисовальными принадлежностями. Он вместе со сводным морским батальоном поспешил к месту боевых действий. Но вот ранен черкесской пулей навылет в живот приятель художника мичман Н.П. Фридерикс. Не найдя поблизости фельдшера, Айвазовский оказывает первую помощь раненому, отвозит его на корабль и немедленно возвращается обратно. Но сражение уже затихает, перестрелка почти прекратилась, лишь изредка звучат одиночные выстрелы. В своих воспоминаниях, опубликованных в журнале «Русская старина» за 1878 год Айвазовский следующим образом описывает картину угасающего после бурных событий дня: «…Берег, озаренный заходящим солнцем, лес, далекие горы, флот, стоящий на якоре, катера, снующие по морю, поддерживают сообщение с берегом… Миновав лес, я вышел на поляну; здесь картина отдыха после недавней боевой тревоги: группы солдат, сидящие на барабанах офицеры, трупы убитых и приехавшие за уборкой их черкесские подводы. Развернув портфель, я вооружился карандашом и принялся срисовывать одну группу. В это время какой-то черкес бесцеремонно взял у меня портфель из рук, понес показывать мой рисунок своим. Понравился ли он горцам — не знаю; помню только, что черкес возвратил мне рисунок выпачканным в крови… Этот «местный колорит» так и остался на нем, и я долгое время берег это осязаемое воспоминание об экспедиции…»

Плодом участия Айвазовского в экспедиции при высадке десанта у реки Шахе 3 мая 1839 г. явилась одна из лучших его картин «Высадка в Субаши».