Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

В продолжение боя два черноморских пеших казачьих полка устраивали засеку из поваленных деревьев вокруг пространства, намеченного для лагеря. К шести часам вечера засека была готова и войска расположились за нею лагерем.

Потери русских войск в этот день составили: убитыми — три офицера, ранеными — шесть офицеров, убитых и умерших от ран солдат и матросов — 17, раненых — 111 человек. Итого всего выбыло из строя 9 офицеров и 128 солдат и матросов.

Генерал-лейтенант Раевский, подводя итоги проведенной операции за этот день в «Журнале действий Главного отряда на восточном берегу Черного моря», подчеркнул проявленную воинскую доблесть генерал-майоров Кашутина и Ольшевского, полковника Полтинина, подполковников Тайского и Лебединского и майора Германса. Особо Раевский отметил заслуги обер-квартирмейстера отряда подполковника Генерального штаба Филипсона, отвечавшего за согласованность всех действий десантных частей отряда и проявившего блестящий пример храбрости и разумной распорядительности, результатом чего явились весьма малые потери в столь ожесточенном сражении.

Ракович в своем описании военных действий Тенгинс- кого полка отмечает огромное хладнокровие и неустрашимость, проявленные в этом бою командиром батальонов Хлюпиным и Данзасом»1.

Константин Карлович Данзас был другом Пушкина по лицею, секундантом на его трагической дуэли и свидетелем последних минут жизни великого поэта. В силу своего прямолинейного характера из-за ссоры с начальством в начале 1839 года Данзас был переведен из Санкт-Петербургской инженерной команды в Тенгинский полк. Это был человек редкой храбрости и хладнокровия, что сразу же проявилось в его первом бою в составе Тенгинского полка при высадке в устье Шахе, где он проявлял чудеса храбрости. С подвязанной раненой рукой он постоянно находился впереди своего батальона. Открытый и прямодушный характер Данзаса сразу же привлек к нему всех. Офицеры и рядовые полюбили его беззаветно и после отчаянного боя шутя звали его «маршал Субаши»2. Генерал Раевский, готовя позже наградные списки, особо отозвался о храбрости подполковника Данзаса, подпоручика Голынского, фельдфебеля Михаила Игнатьева и унтер-офицера Феликса Ордынского, бывшего профессора Виленского университета, сосланного за участие в движении декабристов.

Сразу же по завершении боя, но еще во время сильной пе-рестрелки, к Раевскому явились убыхские старшины с просьбой о выкупе своих убитых, оставшихся на территории, занятой русскими войсками. Во главе убыхской делегации были Биар- слан Берзек и Тюльпар, представители наиболее известных дворянских убыхских фамилий общества Субешх (Субаши). Как и в прошлый раз Раевский объявил им, что не торгует мертвыми и возвращает их безвыкупно. По существующему с давних пор обычаю, идя на бой горец дает своему брату по оружию клятву умереть вместе или вынести тело павшего товарища для погребения его в родной земле. Ракович . Указ, соч., с. 184.

К сожалению Данзас, несмотря на свои выдающиеся способности, не имел большого успеха на службе, благодаря своему острому языку и прямолинейному характеру. В 1856 году он перевелся из армии чиновником в Петербург и тогда же вышел в отставку в чине генерал-майора. По свидетельству Н. Лорера, он умер в 1870 году в такой бедности, что был похоронен за счет казны (Ракович.Указ, соч., с. 185).

Неисполнение обета влечет за собой посрамление и клятвопреступник обязан содержать все семейство убитого. Поэтому отдача тел безвыкупно внушает горцам благодарность и доверие.

Старшины с большой горестью обнаружили среди убитых двух своих главных предводителей и пожелали взять их немедленно, а за остальными на другой день обещали прислать арбы. Ободренные поступком и вниманием Раевского, убеждавшего их покориться России, чтобы не приносить своему народу многочисленные страдания, старшины стали откровеннее. Они говорили об огромных своих потерях, но точного числа убитых и раненых не могли сказать. Свое необыкновенное ожесточение в защите устья Шахе они объяснили тем, что здесь с древних времен существовала священная роща Тагапх, т.е. священный лес. Здесь совершались языческие обряды и происходили народные совещания. Именно потому при виде русского флота, приготовившегося к высадке десантных войск, убыхи и шапсуги произнесли на утренней молитве клятву умереть до последнего, но недопустить «неверных» до осквернения святыни.