Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

В этой связи следует вспомнить слова академика Дубровина, призывавшего русское военное командование на Кавказе избегать жестоких методов ведения войны и массовых репрессий, изучать особенности социального строя северо- кавказских племен и на этой основе осуществлять колонизацию Кавказа преимущественно мирным путем. «Тот, кто стал бы отрицать необходимость изучения народного характера, пусть объяснит, почему, например, черкесы один лес отстаивали отчаянно, дрались с необыкновенною храбростью, ложились поголовно под русскими штыками, а другой не защищали вовсе».

В устье Шахе убыхи и шапсуги отстаивали две святыни: древнюю рощу Тагапх и священный могильный памятник, известный у черкесов под названием «Хан-Кучий», располагавшийся на приморской террасовой возвышенности, между долинами Шахе и Субаши.

voroshilov36

 

В последующие дни с 4 по 11 мая продолжалась перестрелка, войска расчищали занятые позиции от леса, вели заготовку лесоматериалов для строительства крепости. Не-сколько раз толпы убыхов, выбегая из лесу, с визгом бросались в разных местах к засеке, но встреченные картечью и ружейным огнем с той же быстротой возвращались назад, унося своих убитых и раненых.

12 мая была проведена торжественная закладка нового форта и на следующий день начались крепостные работы.

Все последующие дни происходили мелкие стычки и перестрелка войск с убыхами, постоянно находившимися в окружающем лагерь лесу. Особенно тяжелым был день 27 мая, когда три батальона выступили из лагеря для прикрытия рубщиков леса. Сначала войска попытались переправиться на левый берег реки Шахе, но из-за высокого уровня воды решено было выступить в сторону высокой горы, покрытой густым лесом, разделяющей долины рек Шахе и Субаши. Тринадцать раз убыхи бросались с шашками в отчаянные атаки на временные засеки, за которыми расположились русские войска, охранявшие рубщиков леса. Убыхи понесли большие потери, но и русские потеряли 14 человек убитыми, 34 — раненых, из них двое — офицеры. Десять часов подряд удерживали навагинцы и тенгинцы эти отчаянные натиски убыхов. И вновь Н.Н. Раевский отмечает в «Журнале военных действий » за 2 7 мая храбрость и отличную распорядительность подполковника Данзаса, а также майора Германса, подпоручиков Михайловского и Голынского. Вскоре были собраны сведения, что, по всей вероятности, в день высадки десанта и в боях 27 мая при занятии водораздела между реками Шахе и Субаши, убыхи и шапсуги потеряли около 800 человек, в том числе 32 человека важнейших старшин.

На следующий день, двадцать восьмого мая, убыхи, узнав о неудачной попытке русских войск переправиться накануне через р. Шахе, собрались на ее левом берегу в большом количестве и притащили туда пушку.

В 10 часов утра, по первому выстрелу горцев, генерал- майор Ольшевский с тремя батальонами тенгинцев и навагинцев двинулся к месту переправы в 200 метрах от устья р. Шахе. Для устройства переправы заблаговременно были подвезены козлы временных пристаней, азовские баркасы, снасти с мелких судов и канаты с брига «Телемак». Под прикрытием огня артиллерии, генерал-майор Ольшанский приблизился к главному рукаву реки и бросился с батальоном на другую сторону. Люди, схватись за руки, повзводно перешли выше пояса быстрый поток. Левый берег был быстро занят и переправа обеспечена. При первом движении русских войск убыхи увезли свое орудие и толпой бросились к месту пере-правы, но оказать большого сопротивления не успели.

В двух километрах выше по течению в это время начал переправу посланный из лагеря батальон полковника Хлюпина, с тем, чтобы занять противоположную высоту, с которой убыхи стреляли из орудия. Войска приступили к вырубке леса, но оказалось, что не лес, а само местоположение занятой позиции составляло надежное прикрытие для орудия. Оно было установлено за высоким гребнем в большой вырытой яме, обставленной внутри и покрытой сверху огромными деревьями. Орудие стреляло через узкое отверстие в бруствере в направлении русского лагеря. Сам гребень составлял естественный бруствер, а после выстрела орудие откатывалось в углубление, где его безопасно заряжали. Такое устройство батареи и сама работа показывали, что это не изобретение убыхов. Вскоре были получены сведения от лазутчиков, что англичанин Белль распоряжался этой работой и находился здесь среди убыхов со дня высадки русских войск на шахинский берег.