Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Над морем рн, нахмурясь, тихо дремлет,

Как великан склонившись над щитом,

Рассказам волн кочующих внимая,

А море Черное шумит не умолкая».

Закончив постройку укрепления в устье реки Псезуапсе, получившего вскоре название Лазаревского форта, в честь адмирала М.П. Лазарева, генерал Н.Н. Раевский отплыл с войсками на судах Черноморского флота в Анапу, оставив в гарнизоне укрепления четвертую мушкетерскую роту Тенгинского полка и 100 казаков под начальством капитана Марченко. 

На реке Мескачи, на участке между Анапой и Новороссийском, генерал Раевский заложил 18 октября еще одно укрепление, названное в честь его Раевским, гарнизоном в нем была оставлена шестая мушкетерская рота Тенгинского полка, остальные войска ушли на зимние квартиры на Кубань.

В результате экспедиции 1839 года было завершено устройство черноморской береговой линии, начальником которого был назначен Н.Н. Раевский, бывший в чине генерал- майора, а за успешные боевые действия десантов, получивший чин генерал-лейтенанта.

Черноморская береговая линия отрезала горцев Западного Кавказа от морского сношения с Турцией, сыграла большую роль в борьбе с работорговлей и вообще контрабандной торговлей Турции и Англии, в том числе оружием, но одно-временно это принесло большие лишения причерноморским племенам, почти лишившимся возможности получать из Турции жизненно необходимые для людей соль, хлеб, ткани и т.п. Засушливый 1839 год выдался на побережье неурожайным, к тому же, стремясь в кратчайшие сроки склонить горцев к покорности, военное царское командование запретило продажу хлеба из кордонных укреплений береговым горцам.

В обстановке активизировавшейся агитации турецких и английских эмиссаров, постоянно подстрекавших горцев к на-падению и уничтожению береговых укреплений, это привело в начале 1840 года к восстанию причерноморских племен.

Созданные на скорую руку и еще слабо оснащенные и недооборудованные укрепления береговой линии, разбросанные по всему побережью и изолированные друг от друга, не в состоянии были оказать серьезного сопротивления. Сухопутные сообщения между укреплениями вообще отсутствовали. Два раза в год сюда доставляли провиант на кораблях, иногда заходили крейсеровавшие вдоль берега корабли Черноморской эскадры, чтобы забрать больных малярией, цингой и другими болезнями.

С наступлением зимних месяцев вообще прекращалось всякое сообщение. При нападениях горцев укрепления могли рассчитывать только на свои силы, почти без всякой надежды на помощь извне. В укреплениях было много больных, не хватало хины. Питание солдат было явно недостаточное. Из-за нахождения в постоянной осаде со стороны горцев, гарнизоны в этот период почти не имели возможности заниматься земледелием и возделывать огородные культуры.

Шапсуги и убыхи, держа гарнизоны в осаде и стремясь измотать их силы, заставляли по нескольку раз ночью выбегать на бруствер в одной рубашке и по целым часам напрасно ожидать нападения, которое обыкновенно они производили, измучив сперва гарнизоны ночными тревогами, продолжавшимися иногда целыми месяцами. Такое постоянное напряжение физических и моральных сил еще больше подтачивало здоровье людей.

Сторожевая служба солдат в береговых укреплениях была бы несравненно тягостнее, если бы в гарнизонах не содержали огромных дрессированных собак, умевших обнаружить подкрадывавшихся к укреплению или прятавшихся в засадах горцев. Особенно ценны были эти собаки в ночной караульной службе, давая сигналы о приближавшемся противнике. При вылазках гарнизона из укрепления собаки бежали впереди охранения и своевременно обнаруживали засевшего в лесу противника. Это был один из первых опытов использования сторожевых собак для караульной службы в Кавказской армии.