Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Успеху восстания убыхов и причерноморских шапсугов в начале 1840 года способствовала развернувшаяся еще с 1837 года активная деятельность англо-турецких эмиссаров и контрабандистов, поставлявших горцам оружие и боеприпасы, распространявших среди них слухи о скорой новой войне между Турцией и Россией и обещавших им военную помощь со стороны Турции и европейских держав. Харак- терно, что в этом же 1840 году в Чечне произошло восстание, а в Дагестане вновь начал усиливаться Шамиль, потерпевший было поражение в 1839 г. под Ахульго. Однако в этот период борьба за независимость на Западном и Восточном Кавказе сколько-нибудь тесных связей не имела. Целый ряд официальных русских военных документов свидетельствует о ведущей роли убыхов в выступлениях причерноморских племен в 1840 г. против российской экспансии.

Военный министр граф Чернышев, получив известие о разгроме нескольких укреплений Черноморской береговой линии, 12 апреля 1840 г. приказывает командующему Отдельным Кавказским корпусом «немедленно направить ка-рательную экспедицию в землю убыхов… жечь и уничтожать их посевы, жатву и запасы». Генерал Раевский в рапорте Чернышеву от 16 июля 1840 г. пишет о необходимости «более решительно действовать против убыхов», и далее сообщает: «Мы едва можем защищать Абхазию, пока убыхи в связи с джигетами. Из этого следует необходимость принудить сих последних к немедленной покорности, а потом объединенными силами джигетов и Абхазии, поддержанными нашими войсками, действовать решительно против убыхов».

Однако к маю 1840 г. восстание горцев южного склона Западного Кавказа пошло на убыль. Уничтожив ближайшие русские береговые укрепления, шапсуги и натухайцы посчитали, что обеспечили независимость своих аулов и общин. Их боеспособность и смелость уменьшались по мере удаления от родных мест. Шапсуги северного склона и абадзехи вообще почти не поддержали восстания.

В мае 1840 г. путем новых десантных операций русскими войсками вновь были заняты Вельяминовское и Лазаревское укрепления. Причем из последнего была отправлена карательная экспедиция по долине реки Псезуапсе, в результате которой было сожжено 13 шапсугских аулов общества гоев с уничтожением всех виноградников и насаждений.

При вторичном занятий десантными операциями укрепления Черноморской береговой линии были восстановлены, усилены, гарнизоны увеличены, сформированы 4 батальона подвижного резерва, улучшено довольствие всех войск и устройство санитарной части. В распоряжение начальника Черноморской береговой линии была передана целая эскадра, состоявшая из 4 пароходов, 6 военных транспортов и 40 азовских баркасов, вооруженный каждый восьмифунтовой каронадой. Сверх того всегда готова была оказать помощь береговым крепостям русских войск крейсировавшая вдоль берегов эскадра Черноморского флота.

Не рассчитывая более на шапсугов и натухайцев, убыхи стремятся обеспечить себе поддержку на юго-востоке и пытаются привлечь к восстанию садзов-джигетов, ахчипсувцев, аибгинцев, дальцев и цебельдинцев. 17 октября 1840 г. Раевский сообщает: «Цебельдинцы подстрекаются убыхами… В Абхазии часть народа готова восстать против владетеля и присоединиться к убыхам».

Осенью 1840 г. Хаджи-Берзек с 2500 убыхами и ахчипсовцами захватывает устье Бзыби и одновременно посылает гонцов к дальцам в Кодорское ущелье. Однако дальнейшим решительным действиям Хаджи-Берзека в Абхазии помешали противоречия с другими представителя убыхской племенной знати во главе с предводителем сочинских убыхов Аубла Али-Ахметом, стремившимся к примирению с русскими. В этом походе Хаджи Берзек ограничился опустошением Цандрипша, наказал тем самым цандрипшских князей за их вступление в русское подданство незадолго перед этим. Но угроза нападения убыхов на Абхазию продолжает сохраняться; об этом свидетельствует рапорт генерала Раевского военному министру от 23 ноября 1840 года: «По собранным мною сведениям, убыхи с единомышленниками своими обратятся нынешнюю зиму не на 1-отделение (Черноморская береговая линия была разделена на 2 отделения: 1-ое от Анапы до Навагинского укрепления и 2-ое от Навагинского до Ингура — В.В.), а на Абхазию… Все заставляет думать, что Хаджи-Берзек преимущественно обратится на Абхазию, где он не найдет сопротивления, где ожидает его надежда взволновать край против нас, а во всяком случае добыча гораздо богаче, чем в укреплении, хотя мы можем надеяться на преданность Вла- детеля Абхазии, но есть часть народа, которая готова восстать против него и присоединиться к убыхам. Вторжение Хаджи-Берзека будет сигналом восстания Абхазии, Цебельды, Самурзакани, восстания, которое остановится только на границах Мингрелии, Имеретин и подвергнет разорению ту и другую. Тогда что будет стоить вновь покорение Абхазии, Цебельды и Самурзакани… Десятилетие спокойствия не должно вводить нас в заблуждение, тогда мы еще не занимали восточного берега, тогда еще занятием Субаши и Сочи в земле убыхов мы их не вооружили против себя…»1