Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Раевский просит военного министра усилить абхазские гарнизоны еще одним линейным батальоном и одновременно расположить в Новороссийском укреплении Тенгинский пехотный полк, как резерв береговой линии для оказания экстренной помощи укреплениям, против которых возможны в предстоящую зиму новые выступления горцев.

Просьба, изложенная Раевским в рапорте военному министру была удовлетворена. Абхазские гарнизоны Сухума, Гагр, Бомбор и других укреплений были усилены. В конце декабря 1840 г. против восставших дальцев была двинута карательная экспедиция под начальством полковника Муравьева . В январе 1841 года дальские повстанцы были разгромлены, все жители выселены, а жилища их и запасы сожжены. Часть отряда Муравьева, состоявшая из трех рот Тенгинского полка была двинута в сторону Бзыби для предотвращения помощи дальцам со стороны убыхов, так как в это время авангарды убыхов, обойдя Гагринское укрепление по горным тропам, действительно концентрировались в Бзыбском ущелье.

В середине февраля 1841 г. отряд убыхов, численностью около 1000 человек, под командованием Берзека Kepaнтуха, (племянника Хаджи-Берзека — В.В.) совершил глубокий рейд по Бзыбской Абхазии, опустошил селение Отхары, принадлежавшее владетелю Абхазии князю Михаилу Шервашидзе. На обратном пути 20 февраля этот отряд атаковал Гагринское укрепление, но был отбит орудийным огнем.

Одновременно убыхи держат в осаде береговые укрепления, к тому времени восстановленные повторными десантными операциями после захвата горцами (Лазаревское, Вельяминовске, Михайловское) или усиленные (Навагинское, Головинское и «Св. Духа»). В начале 1841 г. командир Отдельного Кавказского Корпуса генерал Головин доносил военному министру: «Между укреплениями Лазарева и Головинским имеют они несколько орудий, к которым приучают артиллеристов с намерением бомбардировать оба эти укрепления. Между фортами Головинским и Навагинским горцы в довольно значительном сборе и беспрестанно выстрелами тревожат по ночам как то, так и другое укрепления…»

В 1841 году убыхи и шапсуги продолжали свои нападения на береговые укрепления. Почти все эти нападения возглавлял неутомимый Хаджи-Берзек, хотя и достигший уже 80-летнего возраста, но заряжавший всех своей неукротимой энергией.

В начале января 1841 года Хаджи-Берзек, собрав отряд численностью до 2000 человек, подступил к восстановленному Вельяминовскому укреплению, но при штурмах 5 и 8 января потерпел наудачу. Тогда, усилив отряд до 3000 человек, он направил часть этих войск грабить селения в Абхазии, а сам 9 февраля ринулся на форт Лазарева. 12 и 13 февраля убыхи и шапсуги произвели стремительные атаки и были близки к захвату укрепления, но благодаря стойкости и мужеству гарнизона были отбиты с большим уроном.

Захватив в прошлом году орудия в разгромленных укреплениях, Хаджи-Берзек надеялся их теперь использовать в новых нападениях. Пороха и снарядов у горцев также было достаточно. Искусно замаскировав свои орудия на окружающих залесенных высотах, убыхи постоянно держали Навигинское и Головинское укрепления в осаде, в результате до предела утомленные гарнизоны вынуждены были круглые сутки находиться в состоянии постоянной готовности к отражению нападения.

В апреле 1841 года под влиянием владетеля Абхазии князя Михаила Шервашидзе феодальная верхушка джигетов (князья Хамыщ, Течь, Цанба, Чуу и др.) выразили покорность русской администрации на Кавказе и на территории Джигетии было образовано так называемое джигетское приставство, вошедшее в состав Абхазии. Первым приставом был назначен С.Т. Званба, оставивший нам оригинальный труд «Зимние походы убыхов в Абхазию» — один из немногих источников об этом своеобразном народе. Джигетское приставство простиралось от Гагр до Хосты и это внезапное вклинивание новых российских владений к самым границам приморской Убыхии было для самих убыхов явлением в общем-то неожиданным. К тому же сочинский владетель Облагу Али-Ахмет также тяготел к сближению с Абхазией и, находясь под огнем батареи Навагинского укрепления, в любой момент мог принять русское подданство.