Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Хаджи-Берзек решил предпринять карательные меры против джигетов, чтобы снова склонить их на свою сторону. Узнав о готовящемся нападении, джигеты обратились за по-мощью к Муравьеву, который не замедлил направить усиленный отряд к укреплению «Св. Духа». Внезапное появление русского отряда на границе убыхской земли произвело на убыхских предводителей большое впечатление и они, чтобы остановить дальнейшее движение отряда в создавшейся обстановке, пошли на переговоры с русской военной администрацией на Кавказе.

Определенную роль при этом сыграл Михаил Шервашидзе, находившийся в близких отношениях с самим Хаджи-Берзеком; в детстве он воспитывался в семье Хаджи-Берзека и согласно родовому обычаю аталычества, считался его названным сыном.

Первая встреча убыхских предводителей во главе с Хаджи-Берзеком с новым начальником Черноморской береговой линии генералом Анрепом состоялась 9 мая 1841 г. в укреплении «Св. Духа». Встреча происходила в присутствии Михаила Шервашидзе, Каца Маана и ряда других абхазских феодалов. В ходе переговоров среди убыхских делегатов выявились резкие разногласия. Предводитель сочинских убыхов Облагу Али-Ахмет, владения которого простирались между устьями рек Сочи и Хоста, был сторонником мира с русскими и выразил желание немедленно «принести покорность», приняв русское подданство. Его противниками были «убыхи из Вардане и из окрестностей укрепления Головинского, которые поддерживали закоренелую вражду своих соплеменников». Хаджи-Берзек и его племянник Берзек Керантух в этот период также были готовы к капитуляции перед Россией, хотя во время официальных переговоров не высказывались об этом.

Генерал Анреп сообщает, что Берзек Керантух «дал мне и владетелю Абхазии слово за себя и за дядю, что у убыхов не будет такого сборища, которое могло бы быть опасно покорившимся. Вообще керантух показался мне человеком замечательным и могущим в последствии быть для нас весьма полезным».

Эти переговоры закончились 12 мая 1841 г., когда Аубла Али-Ахмет принес присягу на верность «престолу российскому», а остальные убыхские делегаты разъехались, возмущенные его поступком.

Приведение к покорности джигетов и прибрежных со-чинских убыхов настолько обрадовало Николая I, что он пожаловал генералу Анрепу «всемилостивейший рескрипт», полковника Муравьева произвел в генерал-майоры, Михаила Шеваршидзе наградил орденом святой Анны первой степени, а всем присягавшим князьям и дворянам распорядился выдать денежные подарки…3

Наметившаяся сдача убыхского руководства перед русской военной администрацией на Кавказе вызвала массовые протесты среди убыхов, высказанные на прошедших бурных народных собраниях и свидетельствовавшие еще о силе патриархальной народной демократии. В очередном рапорте генерала Анрепа от 30 мая 1841г. сообщается: «20 мая убыхи, собравшись в значительном числе, арестовали покорившихся князей Аубла-Ахмета и Зураба Хамыша и сверх того несколько других лиц, имевших с нами переговоры, в бытность мою в укреплении Святого Духа. Между сими последними были: Хаджи-Берзек, племянник его Керантух и Мурад, житель долины Вардане, известный между убыхами своею храбростью. Князья Аубла Ахмет и Зураб Хамыш были вынуждены отречься от принесенной ими присяги и тогда только освобождены из-под ареста. Задержание Хад- жи-Берзека продолжалось недолго, и он тотчас же начал делать распоряжения о сборе всех убыхов для действия против покорившихся джигетов».

Таким образом, опасаясь окончательно потерять авторитет в глазах убыхов, Хаджи-Берзек вынужден был нарушить тайное свое обещание, данное им Михаилу Шервашидзе, и вновь возглавил сопротивление убыхов. Одновременно он начал оживленные переговоры с шапсугами и абадзехами об образовании союза западнокавказских племен к подготовке нового восстания.