Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Сразу же после получения известия о присяге Берзеков, Николай I «пожаловал» каждого из них в поручики и «повелеть соизволил произвести сим офицерам жалованье по 200 рублей серебром в год и сверх того выслать им эполеты… за особые услуги нашему Правительству».

Расчеты царского правительства в отношении Берзеков начали оправдываться.

Генерал Анреп в очередном рапорте сообщал, что «поведение новых подданных государя императора превзошло все мои ожидания… Хаджи-Берзек через нарочного дал мне знать, что он желает иметь со мной свидание».

Влияние Берзеков с этого времени резко падает среди массы убыхов. Даже наиболее популярный военный предводитель убыхов Хаджи-Берзек, хотя и не присягнувший официально царской России, значительно теряет свой авторитет. Из-за весьма преклонного возраста (Хаджи-Берзеку было уже более 8Q лет) и понимания бессмысленности сопротивления маленького убыхского народа могучей Российской империи, Хаджи-Берзек отрекается от политической и военной деятельности и отправляется на второе богомолье в Мекку. Вскоре после возвращения из паломничества Хаджи-Берзек внезапно умирает в своем родовом ауле Мутыхуа (совр. пос. Пластунка). В течение многих лет Хаджи-Берзек стоял во главе убыхской военной и политической организации, он пользовался авторитетом не только среди убыхов, но и среди племен всего Западного Кавказа. И после Хаджи Берзека военно-политическое руководство продолжало оставаться в руках дворянского рода Берзеков. Уже вскоре после смерти Хаджи-Берзека во главе убыхского сопротивления встал его племянник Берзек Керантух, который оставался на этом посту в течение более двадцати лет, до самых последних дней Кавказской войны.


 

 

9. МЮРИДИЗМ В УБЫХИИ. МАГОМЕТ-ЭМИН

Победы воинствующего мюридизма в Дагестане и Чечне в середине сороковых годов XIX века обусловили его распространение и на Западном Кавказе. Мюридизм, имевший теократическую основу, получил популярность в массе низших слоев горского населения благодаря своей идее всеобщего равенства. Особенно популярной почвой для мюридизма служили патриархально демократические горские общины, сохранившиеся почти в классической форме в Убыхии.

Несмотря на то, что ислам среди убыхов, как и среди адыгов и абхазов, начал распространяться еще с середины ХУШ века, мусульманская религия не получила широкого распространения, закрепившись в основном лишь в среде горской родовой знати. Проповеди турецких и крымских мулл оставались чуждыми основной массе населения, в своих религиозных воззрениях придерживавшихся смеси христиантства и первобытных культов.

Более или менее прочно ислам начал восприниматься убыхами только начиная с конца тридцатых — начала сороковых годов на популярной мюридистской основе, принесенной с Восточного Кавказа, из Дагестана и Чечни, проповедниками «газавата — священной войны против России, присылавшимися Шамилем на Западный Кавказ.

Первым официальным эмиссаром Шамиля на Западном Кавказе был наиб Хаджи — Магомет, прибывший к абадзехам в 1842 году. Чтобы изолировать прикубанские племена от русского влияния, он решил заставить их переселиться в горы, но получил решительный отпор. Попытка Хаджи-Магомета объединить западнокавказские племена под знаменем «газавата» ему также не удалась; и только внезапная смерть спасла его от гнева Шамиля.

В 1845 году на Западном Кавказе появились два новых посланника Шамиля: Сулейман-эффенди и его помощник Хаджи-Бекир. Шамиль поставил перед ними задачу создать из западнокавказских горцев крупное воинское соединение и перебросить его в Чечню и Дагестан на помощь войскам Шамиля. По всем горским обществам было разослано воззвание Шамиля, согласно которому каждый аул должен был выставить определенное количество всадников в полном вооружении. Однако всадники на сборные пункты не являлись, а большинство горских общин вообще отказались обсуждать воззвание Шамиля. Сулейману-эффенди с трудом удалось сколотить небольшой отряд, с помощью которого он пытался силой принудить горцев выступить на помощь Шамилю, но получил решительный отпор и собранные им силы разбрелись по своим аулам. Не выполнив поручение Шамиля по организации вспомогательного отряда и опасаясь его гнева, Сулейман-эффенди сдался в плен русским.

Несмотря на неудачные попытки наибов Шамиля объединить адыгов и убыхов, именно в этот период активизировались военные действия убыхов в полосе береговых укреп-лений, гарнизоны которых находились под постоянной угрозой нападения. В июле 1844 года около 6000 убыхов и шапсугов-гоев штурмом пытались взять Головинское укрепление и Лазаревское. Весной 1845 года убыхи внезапным штурмом чуть было не взяли Навагинское укрепление. В приказе по Отдельному Кавказскому корпусу от 3 февраля 1847 г. было отмечено, что за 1846 год по Черноморской береговой линии было 88 сражений, из них наибольший процент падал на Головинское и Навагинское укрепления, располагавшиеся на территории Убыхии.