Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

В январе 1846 года убыхи собрались совершить большой набег на Абхазию. Начальник Черноморской береговой линии генерал Будберг в рапорте главнокомандующему на Кавказе графу Воронцову от 25 февраля 1846 г. сообщал: «В конце января в укреплении Навагинском получены были сведения от лазутчиков и от окрестного жителя капитана Аубла Ахмета, что вблизи укрепления в селе Джембулата Берзека составлен большой сбор горцев разных племен с намерением вторгнуться в Абхазию и по пути сделать покушения против укреплений «Святого Духа» и «Пицунды».

После получения этого предупреждения русское командование предприняло необходимые мобилизационные действия и убыхи были вынуждены отказаться от намечавшегося набега. Но в июле 1846 года они в течение 12 дней держали в осаде Головинское укрепление, предпринимая один штурм за другим.

В середине 1846 года Шамиль предпринимает давно за-думанный им поход в Кабарду, обладание которой помогло бы ему объединить горцев Дагестана и Чечни с адыгейскими и убыхско-джигетскими племенами Западного Кавказа для совместной борьбы с Россией и обеспечить выход на Черно-морское побережье, с тем, чтобы иметь прямую связь с Турцией, а через нее и с европейскими державами. Надеясь на удачу в Кабарде, Шамиль наметил продвинуть свои войска, вплоть до Екатеринодара, ожидая здесь поддержку абадзехов, не раз направлявших к нему в Дагестан своих делегатов с просьбой прислать к ним правителя — наиба, а затем, перейдя Главный хребет, вступить в Убыхию и выйти на берег Черного моря. В этом походе Шамиля сопровождали 10 наиболее видных наибов, в том числе Хаджи-Мурат. Шамиль ожидал добровольного присоединения к нему кабардинцев, но здесь его постигло горькое разочарование. Кроме феодального рода Анзоровых к нему почти никто не присоединился. Царские власти, хотя и были напуганы этим неожиданным демаршем Шамиля, сумели провести необходимые мобилизационные действия, и Шамиль вынужден был покинуть Кабарду и вернуться в Дагестан.В 18

48 году на реке Адагум состоялся очередной объединительный съезд западнокавказских горцев, на котором собрались представители абадзехов, шапсугов, убыхов и натухайцев. Совещание продолжалось в течение целого года (с февраля 1848 г. по февраль 1849 г.) вплоть до прибытия на Западный Кавказ наиба Шамиля Магомет-Эмина (Мухаммед-Амина). Совещание пришло к соглашению предоставить народному собранию власть над народом и учредить администрацию и земскую полицию. Такая структура правления была предложена причерноморским шапсугом (родом из Псезуапсе) Бесленеем Абатом, совершившим поездки в Турцию и Египет, где он имел возможность ознакомиться с административным устройством этих государств.

Для поддержания власти старшин в их распоряжение предоставлялись конные муртазаки (стражники), содержавшиеся за счет налогов со всего населения. Однако, свободолюбивым горцам новая система правления пришлась не по душе, уже вскоре они отвергли ее, муртазаки были изгнаны из горских обществ. И жизнь в горных аулах по-прежнему проходила с соблюдением выработанных веками неписанных законов и правил Кавказского адата.

Самым активным проповедником мюридизма на Западном Кавказе явился Магомет-Эмин, присланный Шамилем в конце 1848г. Магомет-Эмин был известен в Дагестане под своим настоящим именем Магомет Асиялов (по имени его матери — Асин). Шамиль же дал ему прозвище «верный» (по-арабски — Амин) и с тех пор за ним закрепилось имя Магомет-Эмин. По отзыву самого Шамиля, Магомет-Эмин не отличался большими способностями как правитель, но был очень храбрым и набожным наибом, преданным Шамилю.

Приезд Магомет-Эмина на Западный Кавказ совпал с пе-реброской сюда из Турции большой группы мусульманского духовенства, с которой Магомет-Эмин установил тесную связь и развернул энергичную пропаганду, призывая горцев немедленно начать войну против русских. Не разрывая связи с горской знатью, Магомет-Эмин в то же время проводит ряд мероприятий по освобождению низших и средних слоев населения от феодальных повинностей. Тем самым он добился признания своей власти у абадзехов, бжедухов и натухайцев. Но шапсуги оказали ему сопротивление, так как они не могли воспринять его воинствующий мусульманский фанатизм, проявившийся в беспощадной борьбе с остатками христианства, в сильной степени сохранившегося у шапсугов.