Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

По мере дальнейшего движения отряда вниз по долине р. Туапсе шапсуги не оказывали никакого сопротивления. С разных сторон навстречу русским войскам выезжали депу-тации местных старшин с изъявлениями покорности. Лишь отдельные группы горцев, вышедших из подчинения старшин, иногда обстреливали с ближайших высот двигавшиеся колонны русских войск.

Ночью 22 февраля в русский лагерь прибыл наиболее влиятельный из приморских шапсугских старшин Хаджи Каспулат-Сау, аул которого располагался недалеко от устья р. Туапсе, на ее правом берегу. Явившись к генералу Гейману, Каспулат-Сау заявил, что приморские шапсуги приносят полную покорность России, и просил дать им возможность с семьями и имуществом беспрепятственно погрузиться на суда и отплыть в Турцию.

Бывший форт Вельяминовский в устье р. Туапсе был захвачен практически без сопротивления. На его развалинах войска возвели военный пост того же названия, и в нем был оставлен небольшой гарнизон. По всей долине реки Туапсе от устья до Гойтха также было устроено несколько постов, послуживших основой для будущих поселений.

В устье реки Туапсе Даховский отряд простоял с 23 февраля до 4 марта 1864 года. Описание террасовых прибрежноморских возвышенностей междуречья Туапсе — Макопсе мы находим в дневниках Белля, свидетельствующего о густой заселенности этой территории и ее значительной сельскохозяйственной освоенности. «Эта плодородная земля была разделена на участки, на которых убиралась кукуруза, турецкий хлеб, здесь находились также другие хлебные злаки… и богатый сбор винограда. Многочисленные высокоствольные деревья — между ними много было орехов — были разбросаны по всей равнине и были все увешаны большими виноградными лозами…»

В этот период изъявили покорность и готовность к вы-селению в Турцию шапсуги из Макопсе, от них прибыла делегация во тлаве с наиболее видными старшинами: Хум-Аль Карзачий, Саид-Гирей, Хаджи-Карзачий и др. Однако боль-шинство причерноморских шапсугов под давлением неукротимых убыхов колебались, занимали выжидательную позицию. «Убыхи, последнее непокоренное племя, пределов которого до сих пор (имеется в виду последний период Кавказской войны — В.В.) не касалось русское оружие, подстрекали оставшихся шапсугов. Как народ более промышленный, умный, убыхи по возможности силились удержать перед собой стену из соседних племен. Они… грозились убить Хаджи Каспулата и умереть все до единого, а не пустить рус-ских в свою землю. Небольшие партии убыхов бродили по шапсугской земле».

1 марта к генералу Гейману явились старшины из густонаселенных долин рек Шепси, Макопсе и Аше и просили разрешения отправиться в Тифлис с ходатайством разрешить им остаться в родных аулах и чтобы до их возвращения из Тифлиса русские войска не занимали их земли. Однако генерал Гейман дал им явно нереальный для поездки в Тифлис ультимативный срок, заявив, что до 7 марта их жилища останутся неприкосновенными, но чтобы до этого времени они уже собрались на берегу морж и были готовы к выселению в Турцию.

28 февраля Гейман со штабом на шхуне «Псезуапсе» про-извел морскую рекогносцировку побережья вплоть до Сочи. «Горцы, особенно убыхи, видя идущий вдоль берега пароход, массами высыпали к морю. Они все еще не теряли надежды, что к ним придет на помощь какое-то иностранное войско. Видно было, как в устьях всех рек собирались толпы. Многие влезали на стены бывших фортов».

4 марта войска двинулись вдоль берега моря, без сопротивления дошли до устья реки Псезуапсе и заняли бывший форт Лазарева. Навстречу войскам выходили толпы покорившихся шапсугов во главе со своими старшинами и просили до истечения срока (7 августа) не трогать их аулов, семейств и имущества, что впрочем исполнялось войсками и без этих просьб. На местах, назначенных пунктами сборов переселенцев, отряд уже встречал толпы горцев.