Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Атака русских войск была так стремительна, что в ауле на развалинах крепости убыхами было оставлено более двадцати тел, много бурок и других вещей. Главные силы убыхов отступали вдоль моря, меньшая их часть, загнанная вглубь каштанового леса, миновав его, отдельными толпами и группами потянулась через горы к юго-востоку, в сторону среднего течения реки Шахе.

Потери русских в этом бою составили: убитых — семь человек нижних чинов и поручик Севастопольского полка Гавронский — один из лучших офицеров Даховского отряда. Ранено было 14 человек нижних чинов (5 тяжело и 9 легко) и один офицер, командир пятой стрелковой роты Севастопольского полка поручик Ивановский, который до конца сражения оставался в строю.

Подполковник Солтан с самурцами подошел к убыхским позициям, когда бой уже кончился. Его задержала разборка завалов из баркасов, устроенных убыхами на береговом пути. По всей видимости, убыхи ожидали, что русские войска будут двигаться только вдоль берега моря.

Колонна подполковника Клюгенау спешила зайти в тыл отступавшим убыхам. Сначала человек 200 хакучей, неизвестно откуда появившихся, завязали было с нею перестрелку, но вскоре скрылись в направлении гор, уходя в свои не-приступные ущелья. Убыхи и ахчипсувцы отступили так быстро, что отрезать им дорогу оказалось невозможным. Вслед отступавшим их толпам было лишь пущено несколько гранат.

Сбив убыхов с их позиции, головные части русских войск продолжали движение к юго-востоку. Первому батальону Черноморского полка было приказано подобрать убитых и раненых. Для прикрытия его движения от возможных вылазок горцев в цепь раскинуты были два батальона. Тела убитых при Годлике поручика Гавронского и семи солдат были погружены на баркасы, отвезены в Псезуапсе и похоронены в развалинах угловой башни (ближней к морю) форта Лазаревского. Это были одни из последних жертв многолетней кавказской войны.

На ночлег войска стянулись к устью реки Чухукт, рас-положенной в восьми километрах к юго-востоку от Псезуапсе, почти на половине пути до Шахе.

Таким образом, первая попытка убыхов задержать на-ступление Даховского отряда кончилась для них весьма неудачно.

Переселенцы-шапсуги, собравшиеся в таборы у берега моря, держались во время сражения в стороне и потому русские войска их не тронули. Во многих местах у берега моря стояли уже нагруженные турецкие кочермы, ожидавшие лишь попутного ветра для отплытия в Турцию.

Как только штаб Геймана расположился на Чухукте, к нему явились с изъявлением покорности местные шапсугские старшины. В то же время от Эльбуза Хапакха, главного старшины убыхов, живших в низовьях Шахе, было получено письмо, в котором он и писавший письмо Исхак-эфенди признавали покорность своих аулов, готовность выйти с се-мействами к морю, но не ранее как с приходом русских войск к реке Шахе, так как опасались репрессий со стороны осталь-ных убыхов. В конце письма Эльбуз просил не считать их виновными в оказанном у Годлика сопротивлении русским войскам убыхами и ахчипсувцами. Гейман тотчас же отослал Эльбузу ответное письмо, в котором обещал ему свое милосердие и прибыть на Шахе через два дня.

19 марта ожидалось новое сражение. Говорили, что убыхи поклялись, если не умрут все на первой позиции, у развалин крепости, встретить русских на второй, перед самой границей Убыхии, в долине Чемитоквадже, расположенной в трех километрах севернее Шахе. Чтобы сломить ожидавшееся новое сопротивление убыхов, войска были приведены в боевую готовность. Уже был пробит сбор и войска колоннами вытягивались в движение, когда к генералу Гейману прибыли несколько посланных накануне лазутчиков. Они сообщили, что убыхи и ахчипсувцы после вчерашнего поражения, когда они потеряли более 60 человек убитыми, разошлись по своим аулам, разнеся эту печальную весть по всей Убыхии, чем еще более увеличили в народе пораженческие настроения и убедили в бессмысленности дальнейшего сопротивления.

Еще в Чухукте к русским войскам присоединились несколько десятков конных шапсугов во главе со своими стар-шинами, изъявившими готовность вступить в военные действия против убыхов, под постоянным влияниемм и гнетом которых они находились многие годы. В долине Чемитоквадже навстречу войскам выехали несколько убыхских старшин в сопровождении полусотни всадников. Это были представители ближайших к Шахе Субашинских обществ. Заметно было, что у убыхов значительно поубавилось спеси. Вслед за ними из леса виходили с покорностью все новые группы убыхов. Так что при подходе к форту Головинскому свиту генерала Геймана, состоявшую из сотни кубанских казаков, сопровождали уже более 300 конных шапсугов и убыхов.