Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Не встретив сопротивления в устье Шахе, войска разбили лагерь вокруг развалин форта Головинского; войскам было объявлено два дня отдыха.

19 марта вечером было получено сообщение, что Хаджи-Берзек Керантух возвратился из Абхазии. Он еще не знал о результатах сражения при Годлике. Проезжая через общество Саше, занимавшее береговую полосу в междуречье Сочи — Хоста, Керантух говорил народу, что настала пора дать русским отпор и призывал всех браться за оружие и готовиться к обороне. Однако уже вскоре, не успев еще доехать до своего аула Мутыхуа, он, наконец, получил известие о поражении убыхов при Годлике.

Взбешенный, он выходил из себя, приказывал участвовавшим в сражении немедленно собраться снова и прикла-дывал все усилия, чтобы увеличить массу горцев, готовых к новому сражению.

«Извещенный о прибытии Даховского отряда в устье Шахе, Керантух стал уверять всех, что до наступления лета русские войска не вступят на убыхскую землю, а летом еще что-то Бог даст».

Европейские авантюристы вместе с Баракаем после сражения 18 марта при Годлике собирались было отплыть из Вардане в Турцию, но узнав об энергичных мобилизационных действиях Керантуха, приостановились, ожидая дальнейшего развития событий.

В середине дня 20 марта в русский лагерь на Шахе прибыл Эльбуз Хапакх в сопровождении нескольких почетных старшин из низовий Шахе. Они подтвердили, что весь убыхский народ растерялся. Страх, наведенный решительным поражением при Годлике, распространялся по всем горным аулам, надежды на сохранение независимости ни у кого уже не осталось. Воинствующая партия Керантуха расшаталась и его мобилизационные усилия не находили поддержки. Молодежь, проученная при Годлике, слушалась его неохотно. Богатая старшинская верхушка вообще отказалась от войны и многие, в том числе Хаджи Бабуков, начали выводить своих подданных к берегу моря. Наконец, несколько сот прибрежных семейств, понимая, что каждый лишний день войны может принести только кровопролитие, наняли турецкие кочермы и поспешно отправились за море.

Эльбуз и явившиеся с ними старшины говорили, как велики последствия от того, что Хаджи-Берзек Керантух опоздал прибыть и возглавить убыхов в сражении при Годлике, в результате разбитые наголову войска молодых убыхов, разбежавшись по всей Убыхии, посеяли всюду панику. Эльбуз уверял, что если русские войска сейчас же вступят в Убыхию, то падение ее неизбежно, и просил не откладывать наступление.

Оценив создавшуюся благоприятную для русских войск ситуацию, генерал Гейман намеревался было немедленно двинуться вперед вверх по Шахе в горную Убыхию. Но про-веденная разведка ущелья р. Шахе подтвердила еще ранее полученные от Хаджи Бакукова сведения, что в военное время этот путь чрезвычайно труден. Более удобный путь в горную Убыхию проходил из Вардане. Дальнейшей подробной разведкой и расспросами жителей низовий Шахе было выяснено, что основная масса убыхского населения была сконцентрирована в прибрежной полосе междуречья Шахе — Сочи, где был слабо расчлененный рельеф и мягкий благодатный климат. Здесь проживало и наиболее богатое население обществ Хизе и Вардане. Аулы здесь тянулись почти сплошной полосой по долинам небольших рек и невысоким водоразделам. Далее в горы число аулов резко уменьшалось и они были разбросаны по неприступным ущельям. Следовательно, заняв прибрежное пространство от низовий Шахе до низовий Сочи, можно было наверняка рассчитывать, что отрезанные от берега моря горные убыхи вряд ли в состоянии будут долго продержаться.

Не желая более терять время, генерал Гейман 21 марта приказал немедленно навести через реку Шахе пешеходный мост. Место для устройства моста (кладни на козлах) было выбрано в километре от устья, где река текла тогда четырьмя рукавами.