Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

После отъезда из Сочи 4 апреля 1864 года наместника Кавказа войска сразу же приступили к устройству убыхской кордонной линии и прибрежного поста этой линии — поста Кубанского.

Кордонную линию было намечено провести через центр убыхской земли от устья Дагомыса вверх по этой реке до ее истоков, потом через перевал на среднее течение Шахе и далее левым, а затем правым берегом Шахе до аула Бабукова. Устройством убыхской кордонной линии предусматривалось: открыть сообщение с северным склоном и Хамышкинским отрядом через Белореченский перевал, связаться напрямую со штаб-квартирой в Гойтхе и, главное, принудить убыхов, особенно живущих ближе к перевалу, ускорить выход к морю и переселение в Турцию или на Кубань.

Учитывая недолговечность устраиваемой кордонной линии (до очищения территории от горцев), дорога вдоль линии устраивалась не капитальная, а вьючная, при этом была использована старинная горская тропа. Как только войска двинулись вдоль кордонной линии в горы, вся масса убыхов хлы-нула к морю. Когда же было закончено устройство постов по Дагомысу, на всем пространстве по верховьям береговых рек (Ходжипс, Веранда, Детляшха, Буу, Хобза, Лоо, Нижи, Битха) в обществах Хизе и Вардане не осталось ни одного человека, а когда были возведены посты на Шахе, то же самое было в горной Убыхии по среднему течению реки Шахе.

В короткое время, за две недели, были возведены большинство намеченных постов кордонной линии: Кубанский — в устье р. Дагомыс, Догомуковский — в трех с небольшим километрах от Кубанского на левом берегу Дагомыса Восточного; Эль-Мурзинский — также на левом берегу, в четырех километрах выше Догомуковского, близ аула убыхского старшины Эль-Мурзы; Каскадный — в трех километрах выше Эль Мурзинского; Убыхский — в двух с половиной километрах от Каскадного; Высокий — на водоразделе между Дагомысом и Шахе, в пяти километрах от Убыхского поста; Шахинский — на левом берегу Шахе и Вербный на правом берегу Шахе в трех километрах выше моста через реку. Намечалось далее по Шахе заложить еще два поста: Трущобный и Бабуков- ский, но из-за необыкновенной труднодоступности аула Бабукова, войска не смогли сразу продвинуться по теснине ущелья между правобережными притоками Шахе, реками Бзыг (Бзныч) и Ажу. В первую очередь удалось пройти теснину лишь небольшой команде из нескольких десятков человек во главе с самим генералом Гейманом. Им навстречу вышли несколько десятков вооруженных убыхов, которые были поражены появлением русских. Они не могли прийти е себя, не верили, что в это время года, при высокой воде в реке, русские войска могли пройти к ним через Ажуйскую теснину.

Поздно вечером 13 апреля, когда Гейман с небольшим отрядом расположился на ночевку в устье Ажу, было получено известие, что с северной стороны Главного хребта, с верховьев Пшехи, к аулу Хаджи-Бабукова подходит отряд генерала Граббе и что сам Хаджи-Бабуков, никак не ожидая наступления русских войск со стороны моря, уже несколько дней назад выехал навстречу Пшехскому отряду, чтобы, за-ранее изъявив свою покорность, предотвратить разорение своих аулов.

На следующий день 14 апреля в котловине, окруженной снеговыми хребтами, у аула Бабукова состоялась встреча войск Даховского и Пшехского отрядов во главе с генералами Гейманом и Граббе.

В отличие от остальных аулов Убыхии, аул Хаджи-Бабукова не был уничтожен русскими войсками, так как здесь намечалось разместить линейный батальон. Аул находился на правом склоне долины р. Шахе, при впадений в нее пра-вобережного притока р. Бсюк, и состоял из разбросанных в беспорядке хижин, приютившихся в тени садов. Среди них заметно выделялся новый, двухэтажный деревянный дом с тесовой крышей самого Хаджи-Бабукова.