Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Когда поднималась непогода на море, каики, нагруженные так, что вода достигала до самых краев, не могли держаться в море и тонули. Те, которые были лучше устроены или менее нагружены, при волнении подвергались такой сильной качке, что несчастные пассажиры бились и давили друг друга. В хорошую же погоду — новые муки приходилось испытывать переселенцам: безветрие задерживало их плавание и они предавались тогда на жертву всем ужасам голодной смерти».

Изнуренные переездом, голодом и болезнями, горцы принесли с собой на турецкие берега тиф, оспу и другие эпидемические заболевания, так легко зарождающиеся от нищеты и лишений. Напуганные этим, турецкие власти располагали эмигрантов в карантинные лагеря, где их выдерживали иногда по несколько месяцев, окружив плотным кольцом войск. Смертность в этих лагерях была необычайно высока. Так первые 12000 горцев, прибывшие в Трапезунд в начале зимы, к марту месяцу почти все умерли.

И.Дроздов, участвовавший в походе Пшехского отряда в феврале 1864 г. по очищению верховьев Псекупса и долины Туапсе от остатков горцев, писал: «Поразительное зрелище представлялось глазам нашим по пути: разбросанные трупы детей, женщин, стариков, растерзанные, полуобъеденные со-баками; изможденные голодом и болезнями переселенцы, едва поднимавшие ноги от слабости, падавшие от изнеможения и еще заживо делавшиеся добычею голодных собак. Живым и здоровым некогда было думать об умирающих; у них и самих перспектива была неутешительнее; турецкие шкиперы, из жадности, наваливали, как груз, черкесов, выбрасывали лишних за борт при малейшем признаке болезни. Волны выбрасывали трупы этих несчастных на берега Анатолии. Едва ли половина отправившихся в Турцию прибыла к месту. Такое бедствие и в таких размерах редко постигало человечество…».

А. Фонвилль, бежавший из Вардане вместе с другими европейскими авантюристами при подходе русских войск,  высадился в конце марта 1864 г. на малоазийском берегу в районе Аче-Кале, где уже находились десятки тысяч абадзехов и шапсугов, прибывших еще зимой и куда начали прибывать большие партии убыхов. Находясь среди них в ожидании визы, А.Фонвилль наблюдал постигшее этот народ лишение. Несмотря на суровость сезона, люди жили во временных лагерях под прикрытием оливковых деревьев, не имея никакой провизии. Турецкие власти выдавали им столь мало провианта, что его не хватало даже детям.

Эпизод гибели черкесов-переселенцев в Аче-Кале (Турция). С картины художника Глуховцева. Фонды СМК-В-ф-1008/1

Эпизод гибели черкесов-переселенцев в Аче-Кале (Турция). С картины художника Глуховцева. Фонды СМК-В-ф-1008/1

«Они разделились по племенам, по долинам и каждое семейство избрало себе особое дерево, возле которого оно и сложило свой скудный скарб: несколько небольших деревянных ящиков с одеждой и кожаные мешки с несколькими горстями пшена — вот в чем заключалось все их богатство. Одни рубили дрова для костров, другие строили из ветвей шалаши, молодые женщины носили воду, приготовляли на ночь из моху и сухих листьев постели и кормили грудью детей; большие глаза их, с лихорадочным выражением, были полны слез и сквозь длинные белые покрывала видны были их бледные, вытянутые лица, на которых утомление от переезда и лишений оставили глубокие следы. Старухи хлопотали около огня, некоторые из них, сидя на корточках варили просо, которое они каким-то чудом сохранили у себя. Наконец дети играли и плясали, восполняя тем всю эту плачевную, грустную обстановку.

При закате солнца, крики муэдзинов призывали верных к молитве; мужчины, совершив омовение, собирались каждый около священника своего племени, разобувались, расстилали свои плащи на земле и становились в ряд, лицом к Мекке. Их энергичные лица, длинные бороды, их костюмы — все это необыкновенно гармонировало с грандиозной дикостью всей обстановки, и, признаюсь, я был глубоко тронут видом этих людей с воздетыми к небу исхудалыми руками. Красноватый отблеск заходящего солнца, освещая всю эту картину, придавал ей какой-то зловещий характер.