Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

А.Н. Генко . Указ, соч., с. 231. Ад. Берже. «Краткий обзор горских племен на Кавказе». Кавказский календарь на 1858 год. Тифлис, 1857, с.с. 289-290.)

Описывая этнический состав западнокавказских племен, Торнау сообщает: «… Прежде у нас считалось за Кубанью столько же различных народов, сколько там существовало названий обществ или отдаленных аулов… Я же нашел на берегу Черного моря и за Кубанью только три различных народа: Абазин, Черкесов и Татар, говорящих на трех коренных, нисколько между собой не сходных языках. Они не понимают друг друга; между тем как наречия, образовавшиеся из одного коренного языка всегда сходны с ним, и не мешают объясняться между собой горцам одинакового происхождения. Не знаю, позволено ли считать Убыхов, имеющих свой собственный язык, четвертым племенем, или они составились из Абазин, Черкесов и Европейцев, выброшенных, как говорит предание, на черкесский берег еще во время первого крестового похода» 1. В последнем высказывании Торнау проявилась его романтичность, но вызвана она была тем реальным фактом, что убыхи довольно резко выделялись из окружающей черкесско-абхазской среды как по языку, так и, в определенной степени, по антропологическим чертам и психическому складу, а также по особенностям социального строя, сохранившего многие черты «военной демократии».

Так, в «Описании части восточного берега Черного моря от р. Бзыбь до р. Саше» (Тифлис, 1836 г.) Торнау сообщает: «Убыхи — народ, между черкесами славившийся своим молодечеством и неустрашимостью, занимают юго-восточную покатость хребта Кавказских гор, между реками Саше и Шахе. По берегу моря, между шапсугами, составляя несколько отдельных обществ — Хизе, Уордане, Шлисткуадж — и селения Зюешь, известные у соседей их под названием Ардона… Убыхи говорят собственным языком, не похожим ни на одно из наречий языков абазинского и черкесского…» 2 ( Ф.Ф. Торнау. Указ, соч., часть 1, с. 112. Г. А. Дзидария. Указ, соч., с. 118)

Торнау, несмотря на все его стремления, не удалось по-бывать среди горных убыхов и познакомиться с их языком и культурой. Он не смог продвинуться дальше Сочи, где посетил князя Али-Ахмета Облагу (Аубла), стоявшего во главе племени «Саша». Торнау не смог познакомиться с убыхским языком, так как все встречавшиеся ему убыхи свободно говорили по-черкесски. Непредвиденная случайность помешала Торнау проникнуть в Убыхию и познакомиться с этим народом. В 1837 году Торнау под видом «немого» чеченского абрека Гассана в сопровождении ногайского князя Тембулата Карамурзина (тайного помощника русских) намеревался пройти вдоль побережья от Мзымты в сторону Джубги, хотя бы до Шахе. «Но в это время,- вспоминает Торнау, — Хаджи Берзек, главный убыхский старшина, перешедший с партией в несколько сот человек на северную сторону гор, имея в виду напасть на Башилбаевцев и если представится возможность, участвовать в набеге на русскую границу, предложил Карамурзину присоединиться к нему для этого дела и потом ехать вместе к морю. Считая слишком рискованным совершить со мною это путешествие в таком многочисленном неприятельском обществе, Тембулат отказался от предложения Берзека, под предлогом крайней необходимости съездить к Гассан-бею абхазскому (Михаилу Шервашидзе — В.В.) еще до зимы. Через этот отказ он отнял у себя возможность ехать к Убыхам, и должен был поневоле выбрать для своей поездки в Абхазию кратчайший путь через Ачипсоу; иначе возбудил бы подозрение Хаджи-Берзека, которого надо было очень остерегаться по причине важного значения, какое он имел между приморскими черкесами.