Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

При разборе этнографических подразделений причерноморских племен середины XIX века рядом исследователей было отмечено, что среди убыхов одно из горных племен носило название Алань. Локализовалось оно предположительно в среднем и верхнем течении р. Шахе.

Как сообщает Н.Г. Волкова (1973 г.) сочинские шапсуги Лазаревского района считают убыхов народом, родственным шапсугам, и утверждают, что территория их былого обитания простиралась от Шахе до Гагр, т.е. причисляют к убыхам и садзов-джигетов и называют следующие местности, населенные приморскими убыхами: Хаший (Ходжипс — Якорная щель), Буапь или Буапе (Буу), Вардане (Хобза — Лоо), Лэу (Лоо — Битха), Лэшу (Дагомыс), Саче или Шаче (Сочи), Хамыш (Хоста) и Лиешь или Лиашь (Мзымта — Хашупсе). Шапсуги считали, что Абхазия начинается за Гагринским карнизом. Местность Соче считалась центром Убыхии.

Об убыхских именах собственных нам известно немногое. В различных источниках XIX века они, как и убыхские фамилии и названия убыхских родов, передаются в искаженном написании и часто уподобляются черкесским, абхазским и турецким, хотя несомненно отличались своеобразием. Об этом свидетельствует Ж. Дюмезиль, собиравший материалы по сохранившимся мифам и легендам среди убыхов в 1954 1958 гг. в Турции, в западной части Анатолийского полуострова, в селениях Хаджи-Османкой и Хаджи-Якупкой, основанных убыхскими переселенцами, выходцами из района Сочи. Выборный старшина этого села Тефик Есендж, имевший в детстве убыхское имя Хариб и хорошо знавший убыхский язык, сообщил Дюмезилю много сведений по убыхской мифологии, а также знал по именам своих предков по материнской линии до шестого поколения. Отца его матери звали Папиж, который выселился из Сочи в 1864 году, в составе фамилии Хундж и ее вассалов Цицв, которые и основали селение Хаджи-Османкой. Дед Хуриба носил имя Кукужв, прадед — Цику и далее вглубь поколений Хулеч и Пшьелии.1 ( Сведения по убыхским именам приведены из монографии Ш.Д. Иналипы «Абхазы», 1960, с. 265-266, со ссылкой на материалы В.И. Абаева.)


3. УБЫХСКИЙ ЯЗЫК

Изучением убыхского языка занималось довольно ограниченное число исследователей. Первые сведения по убыхскому языку относятся к 1840 г., когда Белль опубликовал «Дневник о пребывании в Черкесии в течение 1837-38 и 1839 гг.» В приложении к этой работе содержался список из 44 убыхских слов в сопоставлении с однозначными словами черкесского и абхазского языков.

Первым русским исследователем убыхского языка был П.К. Услар (1816-1875 гг.), участник Кавказской и Крымской войн. Будучи великолепным лингвистом и пытливым этнографом, Услар явился одним из основоположников на-учного кавказоведения. Им написаны этнографические очерки многих кавказских языков малых народностей, в том числе специальные работы, посвященные абхазскому и убыхскому языкам. Работа Услара «О языке убыхов» (Этнография Кавказа. Абхазский язык. Тифлис, 1887, приложение) явилась основой для всех последующих исследований об убыхах. Эта статья содержит краткий грамматический очерк с объяснениями 90 убыхских слов, из них 30 уже были ранее приведены в словаре Белля. Таким образом, к началу XX века словарный запас по убыхскому языку ограничивался знанием всего лишь 100 слов с одновременным очень незначительным количеством грамматических сведений.

Несмотря на все старанья, Услару не удалось побывать среди убыхов.

И лишь в 1861 году, находясь в Нижнеабадзехском отряде русских войск, располагавшемся лагерем на реке Белой, в 12 км выше по течению реки от укрепления Майкопского, Услар при содействии начальника отряда полковника Горшкова сблизился с абхазским дворянином Сулейманом Хаджилизновым, у которого на воспитании находился 14-летний сын знатного убыха Хаджи-Берзека Керантуха. По словам Услара, «…юный Берзек обнаружил терпение, необыкновенное для его возраста. В течение недели он по несколько часов каждый день добровольно подвергался утомительным моим расспросам об убыхском языке»1. В ре-зультате Услару удалось установить некоторые особенности убыхского языка. Помимо коренных убыхских слов, не имевших явной схожести с однозначными словами адыгейского и абхазского языков, убыхский лексикон содержал много слов адыгского и абхазского происхождения, но измененных на основе убыхской грамматики. «В убыхском языке, как к в абхазском, слова большей частью принимали впереди себя букву «а», которая исчезала, при других приставочных или, не имея, по-видимому, особого значения, отбрасывалась или вновь ставилась согласно звуковым законам языка… Часто за этим следовала удвоенная согласная. Множественное число образовывалось присоединением к единственному слогу «на»… Убыхский счет имеет двадцатеричную систему, общую всем кавказским туземным языкам, за исключением сванетского. Убыхские названия чисел представляют странную смесь адыгских, абхазских и неизвестного происхождения…»