Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Героический нартский эпос, являющийся памятником устного творчества осетинского, адыгского и абхазского народов, несомненно имел благоприятную почву в убыхской среде. Возможно, что территория расселения воинственных убыхов была одним из основных центров формирования и бытования величественного нартского эпоса. Характерно, что при полевых исследованиях в 1954-1958 гг. в Турции среди тех, немногих убыхов (около 20 человек), которые еще пользовались разговорной убыхской речью, французскому ученому Жоржу Дюмези- лю, известному специалисту по убыхскому языку, удалось записать несколько убыхских нартских преданий, сопоставимых с соответствующими сказаниями адыгского нартского героического эпоса.


 

5. УБЫХСКАЯ ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Особенности социального строя убыхов отразились и на военной организации этого народа. Находясь в состоянии постоянной военной готовности, убыхи-мужчины все поголовно были вооружены ружьями или винтовками, пистолетами, шашками, кинжалами. У многих от предков сохранились панцири, шлемы, луки и стрелы, в дворянских родах — дамасские сабли.

В русских военных документах нет упоминания о применении убыхами в боях с русскими войсками лука и стрел, однако в трудах ряда исследователей середины XIX века такие свидетельства имеются.

Проводник Торнау, сопровождавший его во втором походе, «замечательный человек по своему уму и храбрости» кабардинец Джансеид, кроме современного для того времени вооружения (ружья, пистолета, шашки), был одет в кольчугу и имел с собой лук и стрелы, которые в то время еще применялись горцами Западного Кавказа в ближнем бою и при необходимости бесшумного уничтожения противника.

У убыхов, по сравнению с соседними адыгейскими и западноабхазскими племенами, была довольно высокая воинская организация с твердыми установками по ведению серьезных военных действий большими массами.

В период Кавказской войны у убыхов имелось несколько орудий, захваченных ими при штурмах русских береговых крепостей в 1840 году и доставленных контрабандным путем из Англии и Турции. Но при проведении военных операций, в частности, при осаде береговых укреплений, они очень неуверенно пользовались этими орудиями. Опасаясь потерять орудия в открытом бою, убыхи устанавливали их на дальних расстояниях от русских войск и их выстрелы не приносили сколько-нибудь заметного вреда. Лишь при осаде в 1841 году Навагинского укрепления, артиллерийским обстрелом из шести орудий с горы Батарейки Хаджи-Берзек нанес значительные повреждения русской крепости в устье р. Сочи. При малейшей угрозе захвата орудий со стороны русских войск убыхи немедленно свозили их с позиций и скрывали в чаще леса.

Историк Тенгинского полка Ракович, описывая сражения, в которых участвовал Тенгинский полк на Черноморском побережье Кавказа при высадке десантов русских войск, сообщает, что «сражались убыхи отчаянно, действуя общею массою, обыкновенно пешими. На конях действовали только панцирники, которые имели на голове шлем-шишак с забралом, а на груди стальную кольчугу, скрытую под чекменем. В рукопашных схватках убыхи действовали кинжалом и шашкою собственного изделия и высшего качества»1. ( Ракович. «Тенгинский полк на Кавказе. 1829-1846». Тифлис, 1900, с. 192.) Еще в XVIII веке в убыхских и шапсугских аулах южного склона Западного Кавказа появились железные плуги, серпы, булатные кинжалы и сабли из твердой узорчатой стали, изготовленные своими мастерами из местных железных руд. До нашего времени сохранились следы старых рудников и плавилен в верховьях реки Шахе, в районе Бабук-аула. Наряду с железными здесь добывались и медные руды. Рядом с плавильнями, расположенными у рудных разработок, еще недавно сохранялись кучи шихты и находили обломки медных и железных чушек.