Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Обязательным элементом убыхского праздника была джигитовка, в которой участвовала исключительно молодежь. «Праздник начинался тем, что один всадник с зеленым значком в руке скакал, преследуемый сотнею своих товарищей, старавшихся вырвать у него из рук флаг. Всадник кидался во все стороны небольшого плато, на котором мы находились, и употреблял всевозможные уловки, чтобы со- хранить у себя трофей. Несмотря, однако, на все увертки и изменения направлений, значок был у него отнят, и похититель, в свою очередь, делался предметом всеобщего преследования. Забава эта продолжалась довольно долго, и мы с особенным интересом следили за скакавшими, которые с нео-быкновенной ловкостью и грацией управляли на всем скаку своими маленькими, живыми и чрезвычайно красивыми лошадками. Особенно ловкие эволюции вызывали целый гром рукоплесканий присутствовавших, и к концу игры мы заметили, что к толпе, исключительно состоявшей вначале из молодежи, присоединилось несколько стариков с седыми бородами, привлеченных всеобщим одушевлением. Во время этой джигитовки, всадники время от времени стреляли в воздух, так что в продолжение целого дня слышна была бес-прерывная пальба».

Военный быт убыхов отразился и на характере народных праздников, иногда превращавшихся в импровизированные военные сражения, в которых участвовали почти все присутствовавшие на празднике: «… После обеда танцы возобновились. Угощение, видимо, восстановило силы пировавших, и танцы приняли характер еще более оживленный, чем до обеда; на этот раз к танцевавшим девушкам присоединились и мужчины. Все принимавшие участие в танцах, и мужчины, и женщины, взявшись за руки, вытянулись в одну длинную линию; затем подпрыгивая и подпевая в такт, они начали выделывать самые эксцентричные курбеты. В то же время несколько мужчин, сев на лошадей, отъехали на не-большое расстояние и бросились оттуда стремительно во весь скач на линию танцевавших, намериваясь разорвать ее, но танцевавших защищала толпа пеших, бывших почти в том же числе, как и всадники; пехотинцы эти, вооруженные дубьем, встречали нападавших всадников, ударяя палками по мордам лошадей, и, таким образом, препятствовали разрыву линии. Вся эта свалка сопровождалась невыразимым шумом, еще более усилившимся ружейными залпами, которые было замолкли на время обеда, но теперь снова возобновились с необычайным постоянством.

Лошади становились на дыбы; отраженные всадники с необыкновенной яростью снова бросались в атаку; наконец все это смешалось, спуталось, — шум, крик и общее смятение.

Каждую минуту мы были в страхе, что вот-вот линия удет прорвана и несколько танцовщиц будут раздавлены; шчуть не бывало. Несмотря на значительное увеличение числа всадников, несмотря на новый маневр их с более верным шансом прорвать линию, состоявший в том, что они раз-делились на несколько партий, им все таки не удалось достигнуть своей цели. Дивертисмент этот, немножко страшный, впрочем, продолжался довольно долго, и невероятное дело — при этом не было ни одного несчастного случая».

Эта, так называвшаяся, «игра в палки» выливалась в живую картину искусной и в то же время забавной военной потехи, в которой каждый мог показать свою ловкость, силу, доблесть и умение управлять лошадью. У убыхов и шапсугов была поговорка: «Кому не страшно в день такой игры, гот не устрашится и в битве».

В адыгском героическом эпосе (нартские сказания) имеется описания борьбы шуратлес (или шуилес), буквально значающей «пеший — конный». Этот вид борьбы был принят у эпических богатырей. Нарты, одни пешие, другие верхом на конях, становились друг против друга. Конные нары должны были прорваться через строй пеших, вооруженных шестами.