Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Поединки

В большой моде у причерноморских горцев, особенно в убыхской среде, были поединки. Наездники, получившие известность и славу, искали себе достойных соперников, при встрече с которыми находили предлог к ссоре и затем вступали в единоборство. Поединок часто приводил к смерти одного из противников, потому что победитель во всяком случае, мог поступить с побежденным как с убитым, т.е. снять с него оружие и одежду. Поединки происходилии всегда верхом, потому что сражаться пешим считалось предосудительным. Оба противника слезали с коней, только в том случае, если они от ран не могли держаться в седле. В черкесской поэзии выражение «слезть с лошади» было равнозначно выражению «кончить свое поприще, или умереть». К середине XIX века такие поединки были уже редкими.

У Дубровина имеется описание одного из таких поединков, который произошел между абадзехским князем Али-беем М., бывшим абреком, а затем ставшим сотрудников и проводником русских отрядов, и убыхским дворянином Берзеком Керантухом, отправившимся с отрядом убыхов в очередной набег на Лабу. Берзек Керантух, убыхский дворянин старого покроя, искатель приключений, знал о связи Али-бея с русскими, стал его за это обвинять и вызвал на поединок. Али-бей, настолько же известный своей храбростью, как и Берзек, отказался от поединка, говоря, что не подымет руку на своего единоверца-магометанина. Тогда Берзек Керантух, приказал своей свите окружить Али-бея, сам бросился на него, заставил спешиться, завладел его оружием, лошадью и всем, что у него было. Конвой, сопровождавший Али-бея, хотя и не уступал числом отряду Берзека, но по обычаю не считал вправе вмешиваться в это дело, так как отказавшись от поединка, Али-бей признал себя побежденным и передался в руки Берзека. Покрытый стыдом, Али-бей сел на лошадь одного из своих подвластных и уехал в свой аул. С тех пор он потерял всякое уважение у черкесов.


Почитание старших

Торнау писал, что черкесы, храбрые по природе и с детства привыкшие бороться с опасностью, в высшей степени пренебрегают самохвальством. Самые смелые джигиты (молодцы) отличаются у них необыкновенной скромностью: говорят тихо, никогда не хвалятся своими подвигами, готовы каждому уступить место и замолчать в споре, зато в деле они совершенно перерождаются и на действительное оскорбление отвечают оружием с быстротою мысли, без угроз, без крику и брани.

Находясь в ауле Гассан-бея (междуречье Мамайка — Сочи) Белль познакомился с сыном хозяина, красивым двенадцатилетним мальчиком-юношей, блестяще побеждавшим в скачках. Белль пишет: «Этот молодой дворянин и я стали хорошими друзьями, но не разу не удалось мне заставить его вдеть со мной на диване, даже и тогда, когда никого не было; ак глубоко заложено в них уважение к старшим…»

«…В разговоре, в обращении, в движениях, — словом, о всем видна в черкесах их природная живость. Эти люди с живым характером, народ пылкий и увлекающийся по первому впечатлению, — писал Верещагин об остававшихся еще 1870 г. в долине Кудепсты джигетах общества Арт.

Белль, долгое время проживший у убыхов общества Варане и имевший возможность наблюдать их в повседневном быту, сообщал в своих письмах-дневниках, что никакое титулование в разговоре с убыхами не употребляется, даже слуги обращаются к своим господам почти фамильярно, называют их по имени, за стол садятся наряду с членами семьи, и месте с тем всегда соблюдают должное уважение. Когда входит кто-нибудь из старших или богатый влиятельный человек, то каждый делает движение, чтобы встать. Если входит старик, то все встают и стоят до тех пор, пока он не сядет.