Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

Керантух подтвердил, что убыхи действительно орга-низуют большой сбор горцев и ожидают представителей соседних племен с тем, чтобы дать взаимную клятву не входить с русскими ни в какие дружественные сношения, не продавать им и не покупать у них ничего; и чтобы клятва была нерушимой, взять обоюдно аманатов (заложников). Керантух Берзек заявил, между прочим, что убыхи, джигеты, шапсуги предвидят, конечно, необходимость покориться России, но в настоящее время они не чувствуют себя доведенными до крайности и надеются, что какое-либо благоприятное для них обстоятельство отдалит это время, а может быть и вовсе оставит их в том положении, в каком они находятся сейчас. Он также подтвердил сведения о больших потерях со стороны убыхов в бою тринадцатого апреля. Уезжая из лагеря Керантух сказал, что он лично с семейством и родными собирается в Абхазию к своему свойственнику, князю Шервашидзе, владетелю Абхазии, так как находится здесь в тяжелых враждебных отношениях (как кровник) с одним из сильных приморских абазинских родов. Генерал Симборский предложил Керантуху Берзеку взять и прочитать в своих родовых аулах воззвание, излагавшее условия, на которых убыхи могли бы подчиниться русской власти. Керантух согласился. Вскоре генерал Симборский получил ответ на свое воззвание, выдержки из текста которого приводятся ниже.

Убыхи писали: «…Вы говорите, что по Адрианопольскому миру земля наша вам отдана; но это несправедливо: мы с незапамятных времен ничьими рабами не были; неужели впредь ими будем?… Решительный ответ был таков: мы не станем вам ни на волос повиноваться… оставьте крепости, находящиеся в черкесской земле, перейдите за Кубань, и мы туда ходить не станем… Тогда, если захотим, то будем жить с вами в дружбе… В письме вашем Вы просили выдачи от нас аманатов и хотите поставить начальника над нами.., кто над нами начальник и кто может давать нам приказания? Тем ли Вы возгордилисъ, что овладели на берегу моря клочком земли величиной с рогожу. Более мы к Вам переговорщиков по-сылать не будем, и Вы не посылайте…»

23 апреля десантные войска торжественно отметили закладку крепости и Кавказский саперный батальон под руководством капитана Гернежа приступил к ее постройке.

Новой крепости было дано название Александрия, так как этот день совпал с днем рождения императрицы Александры. Однако не прошло и года как форт получил новое название. Начальник Черноморской береговой линии генерал Н .Н. Раевский дал указание переименовать новое укрепление в Навагинское в память одноименного полка, активно участвовавшего в десантных операциях на Черноморском побережье Кавказа, хотя этот полк не был в составе десанта, штурмовавшего Сочинский берег. При этом Раевский, видимо, воспользовался тем, что между Новороссийском и Геленджиком в это время уже было возведено одноименное укрепление; именно, на месте поселка Кабардинка существовал уже форт Александрия.

24 апреля, то есть на другой день после закладки крепости, русские войска неожиданно подверглись такому ожесточенному штурму со стороны убыхов, что первоначально были выбиты со своих позиций и сброшены вниз к реке, но затем с огромным трудом вновь заняли свое укрепление.

Положение высадившегося десанта, в условиях полной блокады плацдарма противником со стороны суши, оказалось очень трудным. Только со стороны моря он был неуязвим благодаря высокому (до 15 метров) и отвесному морскому берегу. Если смотреть в сторону моря, то справа от крепости, ниже довольно крутого спуска (нынешний маячный спуск по ул. Москвина) в районе главного здания морского вокзала находилась прибрежная полоса устья реки Сочи, не выходившая из сферы действия убыхов. Слева крепость ограничивалась оврагом (позже получившим название Турецкого), заросшим лесом, колючками и лианами и всегда занятым убыхами. Наконец, сзади, почти перпендикулярно к занятому десантом плато возвышалась поросшая лесом гора (г. Батарейка), занятая, как следует из рапорта Симборского, убыхскими стрелками.