Рейтинг@Mail.ru

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов

ИСТОРИЯ УБЫХОВ В. И. Ворошилов 2018-04-05T12:26:17+00:00

9 мая, когда работы по возведению крепости были в самом разгаре, с близлежайшей возвышенности (г. Батарейка) по лагерю русских войск был сделан выстрел и шестифунтовое ядро почти долетело до устраиваемого люнета. Русские артиллеристы открыли ответный огонь из шести крепостных орудий. Убыхи не отвечали в течение двух часов, а затем с горы снова начался обстрел снарядами разной величины. Как сообщает Белль в одном из своих дневников, из орудия, которое было захвачено убыхами при первом отступлении русского десанта, стрелял сам неукротимый Хаджи-Берзек с несколькими помощниками.

Подполковнику Тбилисского егерского полка Радкевичу было приказано отбить у убыхов орудие. Он немедленно выступил из крепости с тремя ротами, сотней абхазской милиции и двумя горными орудиями и, несмотря на сильный встречный обстрел, штурмом взял вершину горы Батарейка. Но убыхи уже успели оттащить орудие на значительное расстояние. После часового преследования орудие было отбито и убыхи рассеялись в окрестных оврагах. Однако на обратном пути колонне Радкевича с захваченным орудием пришлось отразить неоднократные нападения ожесточившихся убыхов с флангов и на арьергард вернулись с большими для них потерями.

Ожесточенность и смелость убыхов в этих схватках были необыкновенными: даже в числе нескольких человек они кидались с шашками в руках в середину русской пехоты и погибали под штыками.

Сильным штормом на море ночью 30 мая, т.е. через полтора месяца после высадки десанта напротив устья реки Сочи (у современного причала маломерных судов морского порта — напротив кафе «Якорь»), было выброшено военное судно «Варна», тотчас же атакованное находившимися в засаде в прибрежных зарослях убыхами. Для спасения экипажа «Варны» из крепости срочно выступили несколько рот пехоты и батальон стрелков, которые, отогнав убыхов от судна, сняли с него весь экипаж,-наиболее ценные материалы, оборудование и благополучно вернулись в крепость.

Этим же штормом было выброшено другое военное судно — корвет «Мессемврия» в двух километрах южнее крепости, в районе современного приморского парка имени Фрунзе. Ввиду значительной удаленности от крепости положение здесь оказалось очень тяжелым. Спасти экипаж «Мессемврии» оказалось труднее и дороже, чем занять плацдарм для крепости на Сочинском берегу. Спасательному отряду, вы-шедшему из крепости к гибнущему судну, пришлось с огромным трудом продвигаться вдоль берега в условиях штормового волноприбоя и в постоянных ожесточенных стычках с убыхами на всем двухкилометровом пути и обратно. В результате этой операций из строя выбыло 211 человек, из них 55 было убито.

Гибнущий корабль. Репродукция с картины И.К. Айвазовского

Гибнущий корабль. Репродукция с картины И.К. Айвазовского

М.П. Лазарев в письме А. А. Шестакову от 1 сентября 1838 года писал об этом событии: «…Конечно мы потеряли довольно много через крушение при Туапсе и Сочи… Суда сорваны с якорей не во время высадки, а гораздо после. Заняв берег, необходимость заставляет судам нашим посещать те места и снабжать всем нужным. Им следовало бы сняться задолговременно и отойти от берега, но обстоятельства были таковыми, что они не могли этого сделать. 30 мая был у них штиль, и крупная зыбь валила от SW, т.е. прямо на берег. Зыбь эта была верным признаком крепкого с моря ветра, но маловетрие вступить под паруса не дозволяло.., около полдня при жестоком шквале от SW ветер вдруг скрепчал и начал усиливаться с неимоверной скоростью… ветер и волнение, постепенно все усиливаясь, к полуночи достигли высшей степени, и пеньковые канаты один после другого перервало, а цепные, которые выдержали, дрейфовали с якорей.

Потерпели крушение на двух рейдах под Туапсе и при Сочи… фрегат «Варна», корвет «Мессемврия», бриг «Фемистокл», тендера «Луч» и «Скорый», транспорт «Лантерон» и новый, выписанный из Англии, пароход «Язон»; кроме сего, выброшено на берег зафрахтованных купеческих судов при первом укреплении — 8 и при последнем — 6… кроме 4 офицеров, потонуло 70 человек… Но… мы не унываем, а напротив того, закладываем вновь суда вместо потерпевших крушение… Ческесские берега красивы, но безопасного пристанища не имеют. Фрегаты и корветы разбиты вдребезги, и видны одни только днища…»