Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

И вот, 24 августа 1516 г. на Мардж-Дабмкском поле (близ города Халеба в Сирии) сошлись две огромные армии, столкновение которых предрешило учесть черкесской династии на берегах Нила. Это грандиозное сражение навсегда вошло в анналы мировой истории как героическая и высокотрагичная страница многовековой черкесской эпопеи в Египте и Сирии.

Ибн Ияс оставил нам следующее описание этой битвы: «По утверждению некоторых, первыми, кто вступил в сражение, были Атабек Судун ал-Аджеми и предетавигель Дамаска Малик ал-Умара Сибай. возглавлявшие мамлюков каранис, но не мам люки джалаб. Эги мамлюки вместе с некоторым числом сирийцев сражались с безумой отвагой и обратили в бегство войска ион Османа, нанеся ужасные потери, и захватив семь знамен, пушки на лафетах и мушкетеров. Вследствие этого Ибн Осман серьезно думал об отступлении или о капитуляции, так как свыше 10 000 его солдат было убито. Вначале армия Египта побеждала, но слух достиг мамлюков каранис, что султан повелел своим мамлюкам вообще не вступать в сражение, а отправил мамлюков каранис сражаться одних. Этот слух охладил их пыл. Тем временем погибают Атабек Судун и Малик ал-Умара Сибай, и многие мамлюки с правого фланга поворачивают вспять. Это было следствием отступления Хаир-бея, наместника Халеба, и поражения левого фланга. Эмир Кансав ибн Султан Черкес был захвачен в плен. Кроме того, говорили, что Хаир-бей тайно вступил в союз с ибн Османом против ал-Гури — слух, который подтвердился позднее. Он, кроме того, первым пронесся перед всеми отрядами и объявил о поражении. Но это поражение было нанесено египетской армии по воле Аллаха во исполнение его предначертаний».

75-летний Кансав Гур был еще крепким воином даже по мамлюкским меркам. Он хотел лично расправиться с Селимом и во главе своих личных мамлюков прорвался к шатру турецкого султана, но шатер оказался пуст. Когда в разгар битвы Кансаву сказали, что часть черкесов во главе с Хаир-беем перешла на сторону турок, его хватил удар и левая часть его туловища перестала слушаться его. Старый воин попросил воды, и ему поднесли чашу. Он выпил, пошатнулся в седле и изо рта его хлынула кровь. Султан умер на руках у своих телохранителей. Тело Кансав Гура после битвы турки найти не смогли. Видимо телохранители по адыгскому обычаю унесли его с собой, либо успели спрятать: «никто никогда не узнает, что стало с ним. как будто земля поглотила его здесь».

Ибн Зунбуль называет три основные причины, приведшие к поражению мамлюков: во-первых, противоречия между джильбан и каранис, т. е. внутри самих султанских мамлюков; во-вторых, подавляющее численное превосходство османов над мамлюками; в-третьих, предательство части высших эмиров, особенно Хаир-бея и Джанберди ал-Газали, что окончательно деморализовало мамлюков. Вслед за Давидом Айалоном следует назвать еще одну причину поражения, а именно: великолепную оснащенность турецкой армии огнестрельным оружием и почти полное отсутствие его у египтян. Тот же Ибн Зунбуль пишет: «Никто из черкесов не был убит саблей или копьем. Все они погибли от ядер и пуль».

При вступлении в Халеб Селиму не было оказано никакого сопротивления. В сопровождении Хаир-бея он проследовал в цитадель, где обнаружил казну мамлюков. Ибн Ийас называет цифру в сто миллионов золотых монет. Вряд ли сумма была столь велика, но в любом случае именно при помощи этих денег Селим осуществил дальнейшее завоевание мамлюкского султаната. Такова цена предательства… После 18 дней пребывания в Халебе Селим выступил к Дамаску. Мамлюки пытались несколько раз разрушить плотину и затопить равнину перед городом, но им не удалось сделать этого. А тем временем продолжались раздоры среди эмиров, часть которых хотела возвести на трон Джанберди Газали, а часть — сына Кансав Гура. Они не смогли договориться, и сторонники Газали со своими отрядами оставили Дамаск и ушли в Египет. Остальные перешли на сторону Селима, который 2 октября с триумфом вступил в город.

Известия о поражении и смерти Кансава достигли Каира в начале сентября. Прошел месяц в ожидании возвращения военачальников из Сирии, прежде чем мамлюкская верхушка приступила к выборам нового султана. Все высказались за то, чтобы султаном стал эмир Туманбай, который в отсутствие Кансав Гура исполнял обязанности наместника Египта».