Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

13 мая 1711 г. царь Петр I Александрович, более известный как Петр Первый, дал приказ Апраксину, губернатору Астрахани, вторгнуться в Черкесию. Апраксин двинулся вместе с 30-тысячной русской армией и 26 августа 1711 года, ворвался в земли черкесов в ста километрах севернее реки Кубани. Он захватил город Копыль (теперь Славянск). Оттуда, двигаясь в направлении к Черному морю, он захватил порты на Кубани, грабя и мародерствуя в них. Затем он совершил поход вверх вдоль реки Кубани, грабя селения, опустошая земли и убивая жителей.

Естественно, эта внезапная атака поначалу привела черкесов в замешательство Однако, они вскоре пришли в себя от шока и собрали 7-тысячную черкесскую ка

валерию, которая вступила в бой с силами врага на реке Чолу. Но так как черкесы не имели пушек, они были разбиты в этом бою 6 сентября.

Во время одного лишь этого нашествия в Черкесию русские убили 43 247 черкесских мужчин и жещин, выгнали из Черкесии 39 200 лошадей, 190 000 голов рогатого скота и 227 000 овец. Россия продолжала вести подобную войну против Черкесии в течение всего времени с 1716 по 1763 год. Но за всеми этими безумными вылазками была не только лишь мысль о материальной выгоде. Это были подготовительные шаги перед страшной войной, которую Россия развернет против Черкесии. Россия имела намерение осуществить свой секретный план, который тщательно скрывался от других великих держав мира.


Цель войны

При Петре Первом Россия энергично вышла на международную арену. Это был период, когда Османская империя и Иран ослабевали, а Россия набрала силу. В то время Черкесия, благодаря ее стратегической важности, стала местом соперничества этих держав. Это обстоятельство, с другой стороны, привлекло внимание Англии и Франции, которые занимали тогда ключевые позиции в европейской и мировой политике. Несмотря на конфронтацию, существовавшую между ними, они стали объединять усилия для того, чтобы ограничить растущее международное влияние России. Эта ситуация поместила Черкесию в круг важных проблем мировой политики XVIII века и ввела ее в критическую фазу.

Петр I оставил завещание: « … Неустанно расширять свои пределы к северу и к югу, вдоль Черного моря.

Возможно ближе продвигаться к Константинополю и Индии. Обладающий ими будет обладателем мира. С этой целью возбуждать постоянные войны то против турок, то против персов, основывать верфи на Черном море, мало-помалу овладевать как этим морем, так и Балтийским, ибо и то, и другое необходимо для успеха плана — ускорить падение Персии, проникнуть до Персидского залива, восстановить, если возможно, древнюю торговлю Леванта через Сирию и достигнуть Индии…».

«Такая постановка вопроса превращала для России Иран в ворота в Индию, а Кавказ — в ключ к этим воротам».

Для осуществления своей вековой мечты — получения доступа к теплым морям — Россия должна была покорить Черкесию и построить необходимые порты на Черном море. Это позволило бы России захватить Босфор и Дарданеллы, а вместе с тем — выход к Средиземному морю, ослабить позицию Османской империи, нанести мощный удар по торговым интересам Великобритании и взять верх над европейскими державами в соперничестве за мировое господство.

Н. Берзедж пишет, что рапорт Погодина императору Александру II четко определяет место Кавказа во внешнеполитических планах России: «Восток должен принадлежать нам по праву. Нельзя ни на миг ослаблять нашей деятельности в пом направлении. Константинополь не имеет сведении об истинных наших намерениях. Завладев им, мы приобретем важнейший пункт мира, и эти ворота в Азию навсегда должны остаться в наших руках. Британия издавна является владычицей морей. Мы же, опираясь на достигнутое нами на суше могущество, должны иметь то же и на море. Необходимо овладеть Черноморским побережьем, Босфором и Дарданеллами. Черное море должно стать местом наших маневров…

Мусульманские идеи, мусульманская вера, служившие для народов многих стран основой существования, постепенно разрушаются, подвергаются распаду. Старые общественные институты устарели, их деятельность не имеет успеха. Если, используя эту ситуацию, мы станем в нее вмешиваться, любые контрмеры Европы останутся безрезультатными. Наши успехи повсеместны и последовательны. Сейчас мы имеем возможность влиять на события во всех регионах вплоть до самого Константинополя.