Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Между тем войска подготавливали материал для постройки укрепления, и 21 апреля последовала закладка укрепления, названного Александрией, а затем сама стройка велась Кавказским саперным батальоном под руководством капитана Гернета.

9 мая, когда работы уже близились к концу, по лагерю с близлежащей возвышенности раздался пушечный выстрел, и шестифунтовое ядро почти долетело до люнета. Русские артиллеристы открыли из 6-ти орудий огонь. Горцы (черкесы) не отвечали в продолжение двух часов, а затем с горы, стоявшей за пол-версты, начали стрелять снарядами разной величины.

С рассветом следующего дня было решено отнять у неприятеля орудие. Это было блестяще выполнено под командой подполковника Тифлисского егерского полка Радкевича. С егерской ротой тифлисцев и двумя ротами Эриванского полка, двумя горными единорогами и сотней милиции Радкевич быстро двинулся на гору, с которой перед тем горцы стреляли из орудия; но пушку свою черкесы уже увезли на одну версту… Когда Радкевич занял гору, генерал Симборский послал майора Эгадзе с двумя ротами Эриванского полка, двумя горными единорогами и сотней милиционеров на подкрепление, а две роты мингрельцев также с двумя горными орудиями и сотней милиционеров на соседнюю высоту для наблюдения за неприятелем и оказания в случае надобности помощи егерям и карабинерам.

Подполковник Радкевич с подошедшим к нему подкреплением бросился по следам, куда было увезено орудие, и несмотря на убийственный огонь горцев, стекавшихся во множестве со всех сторон и занявших пересеченную местность, с боя овладел орудием. Горцы скрылись в лесистых оврагах. Выполнив эту задач), Радкевич с отнятым у черкесов орудием возвратился кратчайшей дорогой, предварительно приказав сжечь два больших убыхских аула.

Чтобы поддержать возвращающиеся войска, две роты Эриванского полка с двумя легкими орудиями заняли позицию перед лагерем, а рота мингрельцев и 50 милиционеров истребили огнем два аула и наблюдали за неприятелем до возвращения в лагерь частей с боя.

Обратное движение колонны подполковника Радкевича было в полном порядке и горцы, неоднократно нападавшие на арьергард, были отражены с большим для них уроном. Ожесточение и смелость убыхов превосходили всякое воображение: даже в числе нескольких человек они кидались с шашками в руках в середину пехоты погибали от ее штыков.

Об этом писал генерал Симборский: «Успех этого дня я отношу вполне к благоразумным распоряжениям и личной храбрости подполковника Радкевича…». По свидетельству других источников, заслуживают особой похвалы за отвагу в этой битве: капитан Глинка, член генерального штаба; поручики Варапаев и Иванов и подпоручик Лагода, артиллерист; корнет Кундухов, кавалерист, и штабс-капитан Савицкий Эриванского карабинерного полка, а также Четвериков Тифлисского егерского полка…

12 мая генерал Раевский высадился около Туапсе. В 10 часов утра эскадра Черноморского флота под начальством генерал-адъютанта Лазарева прибыла к устью реки; сухопутные начальники были созваны на пароход «Северная звезда», где на совещании было решено, какой именно пункт следует занять.

С самого прибытия эскадры на берегу со всех сторон стекались многочисленные группы горцев.

«По данному с флагманского корабля сигналу гребные суда двумя отделениями, под начальством капитана I ранга Серебрякова и капитан-лейтенанта Корнилова направились к берегу. С кораблей открылся огонь, и горцы отступили к лесу», … С первым рейсом вышли три батальона Тенгинского, два батальона Навагинского и три роты 4-го Черноморского линейного батальона, под командой майора Середина.