Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Обстоятельства осложнились еще тем, что осенью и зимой 1839—1840 г. среди черкесских племен наступил ужасный голод, и они предпочитали лучше умереть с оружием в руках, чем обрекать себя на голодную смерть. Зная недостатки только что возведенных укреплений и слабые в них гарнизоны, черкесы решили напасть на них, чтобы воспользоваться продовольственными и огнестрельными припасами.

Черкешенка

Черкешенка

Воодушевленные знаменитым убыхским предводителем Хаджи-Берзеком, который славился своим умом и беспредельной храбростью, горцы сплотились в одно целое и проявили отчаянный героизм.

7 февраля 1840 года громадные толпы черкесов окружили форт Лазарева. В гapнизоне находилась лишь одна рота Тенгинского полка. Рано утром …черкесы ворвались уже в укрепление и прежде всего бросились на офицерский флигель, перебили почти всех офицеров и неуспевших проснуться солдат.

«Взятие форта Лазарева очень ободрило черкесов, вслед затем они захватили укрепление Вельяминовское, а 17 марта лазутчик дал знать, что скопище горцев увеличилось до 11-ти тысяч человек, и они намерены напасть на укрепление Михайловское. в котором находились рота Тенгинского полка под начальством поручика Краумзгольда и прапорщика Гаевского, шестая рота Навагинского полка с пору, чиком Тимченко и его помощниками прапорщиками Смирновым и Земборским, две роты Черноморского линейного пятого батальона под начальством штабс-капитана Лико и подпоручика Бессонова. При орудиях 11-ой гарнизонной артиллерийской бригады был прапорщик Ермолаев — всего 8 офицеров, лекарь Сомович, иеромонах Августин и 480 нижних чинов. Штабс-капитан Лико, старший в чине, был начальником гарнизона».

Убыхская ферма

Убыхская ферма

«Получив известие о падении форта Лазарева и зная, что гарнизон с большим числом больных не в состоянии занять все протяжение линии огня, штабс-капитан Лико разделил укрепление на две части и занял ту из них, на которую можно было ожидать напаДения- Затем он собрал всех офицеров и в присутствии нижних чинов объявил им об угрожающей опасности».

«Так наступила роковая ночь. …Сторожевые собаки, выпущенные из укрепления, всю ночь лаяли к нагорной стороне, откуда должны были явиться горцы. Гармон стоял наготове. Ночь выдалась особенно темная… Едва стало светать, как вдали обозначились темные толпы черкесов… Приблизившись, они, несмотря на картечные выстрелы из пяти орудий и стрельбу залпами из ружей, бросились в укрепление, где завязался упорный рукопашный бой. Штабс-капитан Лико, руководивший обороной, был тяжело ранен; почти все офицеры были перебиты, и солдаты, уступали шаг за шагом.

Соответственно юнкеру Мирославскому, один черкес убил прапорщика артиллерии Ермолаева. Поручик Тимченко, тяжело раненный, лежа весь в крови, сказал еМу: «Юнкер Мирославский, заступите мое место, и место военного начальника, ибо уже всех офицеров перебили».

Собрав уцелевших, он повел их на морскую батарею в надежде, чтобы там найти ящик с патронами. Проходя мимо офицерского флигеля, он услышал голос капитана Лико; он был ранен в голову; его держали под руки денщик и цирюльник.

«— Юнкер Мирославский,— сказал Лико.— Заступите мое место, ибо я не иМею сил; защищайтесь, как только можете».

На морской батарее пока все было в целости, но не успели солдаты вынуть снаряды из ящиков, как в одну секунду человек около 25-ти пали мертвыми от чер-кесских пуль.

 

Казаки на Кавказе. Из книги Эдмунда Спенссра

Казаки на Кавказе. Из книги Эдмунда Спенссра

«Укреплние уже пылало; везде развевались уже красные значки горцев. Тогда Архип Осипов …крикнул товарищам: «Пора, братцы! Кто останется жив, помни мое пело!» И с палящим факелом побежал в пороховой погреб. Вслед затем раздался

страшный взрыв; все содрогнулось, и целый столб дыма с пламенем, с человеческими трупами. с камнями взвился на воздух. Гарнизон почти весь погиб, но вместе с ним погибли и тысячи горцев. Взошло солнце и осветило кровавую картину смерти и разрушения. Офицеры все погибли, за исключением тяжело раненых Лико и подпоручика Бессонова, и иеромонаха Августина; их, а также 80 нижних чинов, черкесы взяли в плен».