Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Наследник вместе с князем А. И. Барятинским отправился в Тамань, осмотрел вблизи его Фанагорийскую крепость, посетил военный госпиталь и прибыл в станицу Темрюкскую. Тамань и Темрюк только своими названиями и напоминали о том значении, каким они пользовались в глубокой древности, когда окружающие их глубокие пески исчезали под культурой виноградных лоз, фруктовых садов и полей, орошенных грандиозными водопроводами. Теперь это были бедные станицы, которым, однако, выпала высокая честь первым принять царственного гостя. На следующий день цесаревич проехал по Черноморской кордонной линии, берегам Кубани, видел сторожевые станицы и вышки со стоящими на них казаками в вечной предосторожности от близкого соседства черкесов. Хотя горцы и были оттеснены уже от Кубани, но прорывы еще случались нередко, и путь до Екатеринодара на протяжении 228 верст был опасен, потому, кроме сопровождавшего конвоя, везде в опасных местах были расставлены войска.

В 8 часов вечера цесаревич прибыл в Екатеринодар и остановился в доме наказного атамана. Вся главная улица и передний фасад крепостной стены были иллюминованы плошками. Екатеринодар был тогда совсем не тот, каким мы его знаем теперь: вместо красивых зданий, мощеных улиц с широкими тротуарами, электрическим светом и другими удобствами, какими город пользуется в настоящее время, цесаревич увидел большое село, ничем не отличавшееся от других сел или «куреней», как называли их казаки. Единственным в городе двухэтажным каменным зданием была войсковая богадельня, а все остальные дома, не исключая дома атамана, были одноэтажными. Но что в Екатеринодаре было замечательно, так это его шестиглавый собор, находившийся в крепости, построенный, как сказано в указе об его основании, «к непоколебимому подкреплению и утверждению состоящих на пограничной страже кордонов». Собор этот хотя и деревянный, но по сложности и громадности его сооружений производил сильное впечатление и кто-то справедливо назвал его «дерзостью архитектуры». Внутреннось собора вполне соответствовала наружному виду. Здесь черноморцы хранили свои драгоценнейшие сокровища: знамена, регалии и другие памятники доблестных войсковых заслуг.

16-го сентября в зале атаманского дома цесаревич принимал всех должностных лиц и почетных представителей Черноморского войска; он вышел к ним в мундире гвардейского дивизиона, в синем бешмете и красной черкеске с откидными назад рукавами — костюм, в котором соединились для казака все его прошлое и все настоящее — кунтуш гетманской Украины и боевой наряд кавказского горца. «Выразив удовольствие храбрым черноморцам и передав им от государя благодарность «за их добрую порубежную службу», цесаревич вышел на площадь, заполненую народом, и направился в собор, осмотрел богатую ризницу, сохранившуюся еще от времен Запорожья, старинные казачьи знамена, клейноды и хартии войска; затем был парад, по окончании которого цесаревич благодарил казаков за те доблестные качества, которые они унаследовали от своих знаменитых предков. После парада цесаревич посетил все войсковые учреждения. День закончился парадным обедом, во время которого черноморцы пели свои малороссийские песни и славили в них отвагу старых сечевиков, своих атаманов и гетманов.

Внутрений вид черкесского дома. Дж. А. Лонгворт

Внутрений вид черкесского дома. Дж. А. Лонгворт

17 сентября цесаревич выехал из Екатеринодара и, миновав пределы Черноморского войска, остановился на посту Изрядном, откуда начиналась уже Кавказская линия. Здесь встретил его наказной атаман Кавказского линейного казачьего войска генерал Круковский.

В то время, как Екатеринодар готовился к приему высокого гостя, наместника, князь Воронцов, 15 сентября прибыл в Усть-Лабинскую станицу. Наместника сопровождали: начальник штаба генерал-адъютант Коцебу, помощник его генерал Вольф, директор канцелярии Сафонов, адъютанты полковник, князь Орбелиани, майор Моренц, капитан, князь Шаховский и три чиновника: Соколов, Александровский и Золотарев.