Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Между двумя руководителями горских племен возникли враждебные отношения. Впрочем, это было и понятно: Магомет-Амин, по духу мюридизма, издавна проповедовал равенство всех мусульман, а Сефер-бей, природный князь, подавал надежды князьям и дворянам на восстановление утраченных ими древних прав среди закубанских племен. Вражда между Магометом и Сефер-беем перешла даже в открытое столкновение.

Перед занятием русскими войсками Анапы Сефер-бей бежал сначала в Новороссийск, а затем поселился среди шапсугов и натухайцев, где по-прежнему играл главную роль руководителя всех враждебных против русских предприятий; в этом ему содействовал и знаменитый сын его Карабатыр.

Как Магомет-Амин, так и Сефер-бей с сыном отчаянно воевали с русскими в последний период борьбы на Западном Кавказе

С падением Гуниба и пленением Шамиля Восточный Кавказ был покорен. Все внимание князь Барятинский теперь обратил на Западный Кавказ. Враждебные племена, стесненные устроенными в 1856—1859 годах Адагумской и Белореяенскои линиями, постепенно начали изъявлять покорность или выселяться в Турцию. Первый пример подали бжедуги после нанесенного им сильного удара полковником Бабычем. В мае 1859 года старшины бжедугов в числе 38 человек, но одному от каждого аула, явились к заместителю наказного атамана генералу Кусакову и заявили, что народ покорится русскому царю безусловно. Такая же депутация от всех бжедугских племен в начале июня явилась в Екатеринодар к генерал-лейтенанту Филипсену. Кроме безусловной покорности, поголовной присяги и выдачи аманатов, от них потребовали, чтобы народ поселился к осени в больших аулах на указанных местах. В первой половине июля присяга была принесена на сборных пунктах за Кубанью.

 

Натухайские аристократки в Геленджике, 1840 г. «Одежды народов Северного Кавказа», Е. И. Студенецкий

Натухайские аристократки в Геленджике, 1840 г. «Одежды народов Северного Кавказа», Е. И. Студенецкий

Примеру бжедугов последовали жившие между Лабой и Белой племена; темиргоевцы, махошевцы, егерухаевцы, бесленеевцы, шахгирейцы и закубанские кабардинцы.

Появление значительного отряда генерала Филипсона в верховьях рек Фарс и Псефир и строительство на урочище Хамкеты укрепления заставило и абадзехов серьезно подумать о своем положении; они приступили к переговорам, и 20 ноября в лагере депутаты от всех сословий абадзехов в числе от 1500 до 2000 человек принесли присягу. Первый присягнул сам Магомет-Амин, который, как главное духовное лицо, много содействовал этому, объяснив народу, что закон Магомета не препятствует мусульманам быть подданными христианского государя. По просьбе абадзехских старшин генерал Филипсон дозволил Магомет-Амину оставаться между ними как духовной особе, но без всякого звания наиба. Через несколько месяцев выяснилось, однако, что непрочна была покорность, принесенная абадзехами. В русских пределах стали появляться партии из-за реки Белой. Магомет-Амин, при всем желании предотвратить эти набеги, ничего не мог сделать, и он, видя, что абадзехи его не слушают и нарушают принесенную присягу, скрытно от всех уехал в Турцию.

Хачеш (дом для гостей) в Черкесии. Эдмунд Спенсер

Хачеш (дом для гостей) в Черкесии. Эдмунд Спенсер

К концу 1859 года из других племен, не признававших российской власти, оставались шапсуги и нагухайцы; часть этих последних, именно живших между Анапой, Суджуком и Адагумом, в числе 40 тысяч душ, после поражения, нанесенного им полковником Бабычем и смерти их предводителя Сефер-бея Зана, 12 января 1860 года также принесли присягу на верноподданнство царю.

Настало время, когда князь Барятинский решил усилить военные действия на Западном Кавказе. Умиротворенные Дагестан и Чечня позволили направить в Закубанский край закаленные в боях полки. С этой целью войска, находившиеся в этом крае, были усилены тремя драгунскими полками (Нижегородским, Северским и Переяславским; Тверской находился там с 1857 года), четырьмя стрелковыми батальонами — Гренадерским, 19, 20 и 21-м и двенадцатью сводно-стрелковыми батальонами из стрелковых рот Кавказской гренадерской, 20 и 21-й дивизии. Части эти выступили на Кубань в начале февраля 1860 года.