Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

«Нагнувшись вперед и высоко держа над головами винтовки,— говорит Горшельдт,— катила наша ватага вперед. Мы перемешались с драгунами и неслись во весь опор с единственным желанием — обогнать соседа. Офицеры напрасно старались умерить эту безумную скачку, опасаясь, что лошади не выдержат. В это время на полуторке, где стоял аул, показались шапсуги, и пули стали посвистывать мимо ушей все чаще и чаще. Нам было видно, что в ауле идет суматоха, и жители вот-вот укроются в соседнем лесу. Это зрелище еще более возбуждало нас, и даже офицеры только и кричали теперь: «пошел-пошел». Мы вскочили в аул и, спешились разметали их и неслись по улицам все дальше и дальше. В это время с другой стороны ворвались кабардинские охотники, и аул зажжен был разом со всех четырех сторон».

Однако почти все население успело выбраться в лес, где под защитой вековых чинар и орехов, стоявших сплошной, непроницаемой стеной, оно было уже в безопасности. Казаки, рыскавшие по улицам и переулкам, нашли, тем не менее, много распряженных арб, нагруженных доверху еще несмолотым хлебом. Раздались звуки трубы. Казаки со всех сторон, очертя голову, летели к своему командиру. Оказалось, что за горой шапсути укрыли большое стадо. Казаки понеслись туда; небольшое прикрытие, охранявшее стадо, дало залп и рассыпалось. Стадо, шарахнувшееся с испуга в сторону, было моментально оцеплено казаками. В это время показалась значительная шапсугская конница, скакавшая во все повода. Чтобы прикрыть захваченную добычу, князь Амилахвари спешил 3-й эскадрон нижегородцев и приказал ему держаться, пока остальные драгуны и казаки не отойдут на значительное расстояние. Завязывалось горячее дело.

Когда казаки отогнали скот на большое расстояние, князь Амилахвари послал поручика Махатадзе с приказанием 3-му эскадрону отступать. Махатадзе пришлось скакать через покрытую кустарником лощину…

3-й эскадрон, между тем, отступал, преследуемый шапсугами. Дело становилось горячее. Прибыли на помощь сам Амилахвари и казаки с графом Воронцовым-Дашковым. К шапсугам тоже прибывали подкрепления. Драгуны и казаки отступали медленно, спешиваясь поочередно; но горцы действовали с таким упорством, что пришлось потребовать, наконец, целый батальон, который и сменил усталую конницу. Казаки и драгуны потянулись в лагерь.

Другой такой набег те же линейные казаки и тот же дивизион Нижегородских драгун совершали 2 сентября, когда они из укрепления Григориевского сопровождали в Екатеринодар оказию. Черкесы, давно привыкшие к проходившим мимо них почти ежедневно войскам, проводили выступившую колонну несколько верст, и затем оставили в покое, не заметив, что князь Амилахвари скрыто перешел через реку Шебш и бросился в дремучий лес, чтобы захватить стада, ходившие на поляне около двух больших аулов. Драгуны и казаки понеслись в карьер. Пока драгуны возились около стада, казаки ворвались в аул и все, что не успело бежать, легло под их ударами или было захвачено в плен. Посреди этой сумятицы убитыми оказались дети женщины. Князь Амилахвари послал поручика Махатадзе остановить кровопролитие. Махатадзе пустился напрямик и наткнулся в лесу на 18 черкесских девушек, объятых ужасом при виде русского всадника. Махатадзе, говоривший по черкески, успокоил их и приказал трубачу проводить к отряду. На пути им встретились ка3аки, возвращавшиеся из аула с богатой добычей. Драгуны прикрывали отступление. Набег удался вполне, и отряд миновал опасный лес прежде, чем горцы собрались по тревоге».