Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Продолжали ожесточенную борьбу с царскими колонизаторами и бжедуги. Как писал в своих мемуарах Н. Вишневецкий: «…генерал Бабыч вновь обрушился на бжедухов. Несмотря на всю очевидную нелепость, безрассудность сопротивления, бжедухи решили драться, и драться жестоко, до последнего издыхания. При приближении русских войск все население от мала до велика стало под ружье; все это… притаилось за камнями, деревьями, завалами и горело единственной жаждою истребить ненавистных «гяуров». При таких условиях покорение бжедухов представлялось делом чрезвычайной трудности, великим подвигом». Он дальше говорит: «Геройские войска, ведомые вождем-героем (генералом Бабычем), брали пядь за пядью вражескую землю. Тут бились насмерть. Здесь не знали жалости, здесь не просили пощады: и русский солдат, и черноморский казак, и воинственный бжедух гибли без стона, без возгласа. Каждый из них сознавал, что это идет последний смертный бой! И так продолжалось с 18 февраля 1859 г. по 3 февраля 1860 г. без перерыва, в течение долгих дней!».

Автор, конечно, не упоминает, что битва произошла между двумя совершенно неравными сторонами — между маленьким черкесским племенем и регулярной армией России, одна из самых могущественных держав мира. Причина для этого проста и ясна. России было стыдно признать, что она не могла разгромить маленькую черкесскую нацию в течение столь долгого времени. Это также была причиной того, что она употребляла термины «горцы» при ссылке на черкесов, вроде бы Россия сражалась против всех народов Кавказа.

Процесс «умиротворения» адыгов набирал обороты. Царские власти считали бесленеевцев, дававших всегда отличных вожаков, самыми опасными и вредными из черкесов. Поэтому «им нельзя было оставаться на прежних местах жительства и им было предложено или перейти в указанные для них места, или же отправиться в Турцию «в кратчайший срок». Как сообщают очевидцы, бесленеевцы внезапно были окружены войсками и «…выведены силой на Кубань, откуда 600 семейств отправилось под конвоем в Турцию», а оставшиеся 200 семейств поселились на предписанных местах на левом берегу Кубани, образовав «первое ядро закубанских аулов». За бесленеевцами последовала очередь кубанских кабардинцев, проживавших за Лабой, темиргоевцев, абазин и др. Но основная масса закубанских народов — абадзехи, натухайцы, шапсуги, убыхи — пока еще оставалась на своих местах. Непокорные горцы понимали, что приближается последний час их независимости. Но они не падали духом и продолжали оказывать упорное сопротивление колонизаторам.

В 1861 г. генерал Бабыч взял Геленджик: «Предав огню неприятельские сакли, войска двинулись дальше и, разрушив еще несколько аулов вокруг Геленджикского укрепления, продолжали свои жестокие деяния. В «обозе» наступающих царских войск неизменно шли колонизаторы, захватывающие «освободившиеся» от адыгов земли. Только за один год, с весны 1861 до весны 1862 г., в Закубанском крае было основано 35 станиц с населением в 5 480 семейств». Эти первые основатели русских селений были обеспечены участками земли на частное владение навсегда и наследственно.

Русские заселили «все пространство между Лабой и Белой, также и между Урупом и Ходзью. Во время этого процесса большая часть черкесов была принуждена переселиться за реку Шхагуаши (Белая), а остальные на кубанские степи.

24 июня 1861 г. Александр II подписал «высочайший» рескрипт «О заселении Северного Кавказа». Он говорит: «Ныне с Божьей помощью, дело полного завоевания Кавказа близко уже к окончанию. Остается несколько лет настойчивых усилий, чтобы совершенно вытеснить враждебных горцев с занимаемых ими плодородных земель и навсегда водворить на сих последних русское христианское население. Честь выполнения этого славного дела принадлежит преимущественно казакам Кубанского войска». Император сулил казакам денежные вознаграждения, а также другие привилегии».