Рейтинг@Mail.ru

Кадыр Натхо. Черкесская история

Кадыр Натхо. Черкесская история 2018-04-05T13:33:56+00:00

Александр II приехал в Екатеринодар осмотреть земли, предназначенные для заселения русскими. 11 сентября он прибыл в Тамань, где черкесская депутация в 500 человек встретилась с ним. Переговоры с представителями абадзехского народа проходили в Хамкетах. Полковник, князь Мамат-Гирей Лоов. из прославленной абазинской семьи, был приглашен в качестве переводчика. Абадзехи просили российского императора не выселять их с родных мест и обещали защищать их от врагов вместе с его армией. Его ответ был: «Я даю месячный срок — абадзехи должны решить: желают ли они переселиться на места, указанные им по Кубани, или же пусть переселяются в Турцию». Потом заговорил Асламбеч Хаджемуков: «Теперь я вижу, что у нас не хватит сил оружием отстоять свои земли. Русских много, нас маю, силы неравные… Мое мнение — покориться судьбе, за это Бог не осудит нас». Посте этих слов, шепот толпы вылился в мощный ропот. «Царь побледнел».

Затем выступил Тлише Шуцежуко Цейко (Хатырбай Цей): «Каждый народ рождается, растет, стареет и умирает точно так же, как каждый отдельный человек. Век человека, говорят, сто лет, народ живет тысячелетиями. Русскому царю очень понравился Кавказ, и он больше 60 лет ведет кровавую войну, хочет им овладеть. Нам тоже люба, дорога наша земля, наша Родина. Не жалея крови и самой жизни мы защищали ее. защищаем и будем защищать во имя наших отцов и дедов, во имя наших детей и внуков». …Царь нам сказал: Кавказ будет русским. Может быть Кавказ и будет русским, но черкесы не будут рабами русского царя, пока в их жилах течет кровь».

Император немедленно уехал в свою ставку. 27 ноября 1861 г. он повелел: в Кубанском и Терском казачьих войсках верхнюю одежду называть не «мундирами» а «черкесками». А. Шеуджен сказал, что этим актом император: «раздел» черкесскую нацию.

В 1862 г. было образовано еще 15 русских станиц на Северо-Западном Кавказе. Вот они: Абадзехская, Батовская, Белореченская, Гиагинская, Даховская, Егерукаевская. Махошевская, Псебайская, Псефирская, Севастопольская, Ханская, Хамкетинская, Царская (ныне х. Свободный), Пшехская и Келермесская. В Нату. хайском округе были поселены 12 станиц: Анапская, Благовещенская, Варениковская, Верхнеабадзехская, Гостагаевская, Крымская, Натухайская, Неберджаевская, Нижнебаканская, Новороссийская, Раевская и Анапский поселок. Во всех 27 станицах поселилось 4387 казачьих семей.

С 24 декабря 1861 г. по 3 июля 1862 г. Адагумская армия охраняла переселенцев, упорно продвигавшихся по реке Хабль к Джубге.

Местное население еще густо проживало по рекам Иль и Абин. «Все еще питая безумную мечту отстоять свою независимось, они решили сопротивляться»,— писал Н. Вишневецкий. Запылали снова черкесские сакли, и кровавый бой закипев в самом сердце непокорного края. «В архиве сохранился документ, свидетельствующий о весьма бесцеремонном отношении царских властей к адыгским племенам, в частности, к бжедугам. В 1862 г. М. Венюков работал над составлением этнографической карты Закубанья, на которой отдельной краской он изобразил территорию бжедугов, за что и получил упрек от генерала Евдокимова: «Если вы хотите придать вашей карте интерес современности, то сотрите бжедугов, я их выгоню, как и всех остальных горцев, в Турцию!».

В мае 1862 г. натухайцам было объявлено, что они «должны непременно поселиться на указанные им места». В противном случае они будут принуждены к этому силой оружия. Однако, «если же они пожелают удалиться целыми обществами в Турцию, то не только им в этом не препятствовать, но способствовать всеми зависящими средствами всегда и во всякое время». Выполняя это предписание, 22 июля 1862 г. генерал Бабыч двинулся со своими войсками в ущелья Богаче и Баканское под Новороссийском…

Тут собрались около 15 тысяч черкесов, «пешие и конные, старые и молодые: шапсуги и иатухаевцы, только что разбитые наголову бжедуги, даже живущие в отдалении абадзехи и убыхи…». «Как только русские части втянулись в ущелья,— говорит свидетель,— …грянули залпы, и со всех сторон, словно снежная лавина, ринулись на русские войска полчища горцев. Закипел бой, поистине кровавый, ужасный бой. Словно волны разбушевавшегося моря в прибрежный «ранит, ударяли горны раз за разом на наши войска. Атака сменялась атакой, на месте одного павшего появлялись десятки, сотни, тысячи новых горцев с окровавленными шашками, с лицами, искаженными бешенством и злобой, они лезли на штыки, сходились грудь с грудью с адагумами, рубали, кололи, топтали конями, выли Это были не люди, а дьяволы; это был не бой — кромешный ад».